Пятница, 21.07.2017, 21:43
Приветствую Вас Гость | RSS

ЖИВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Каталог файлов

Главная » Файлы » Мои файлы

Игорь Шкляревский
14.05.2016, 14:04

На разъезде

Ты проснулся один в темноте.
И, как в детстве от тихого счастья,
Захотелось заплакать тебе,
Так тревожно дохнуло ненастье.

Пахнет клевером тёплая ночь.
Дверь открыла в поля проводница!
За Днепром полыхает зарница.
Кто ещё тебе может помочь?

Вспоминай, вспоминай, вспоминай...
Воздух детства...
разъезд безымянный.
Кто-то в белой рубахе с поляны
Носит сено в тенистый сарай.

Плачь! Пока ещё в тамбур сквозит
И от счастья заплакать не поздно.
Плачь! Пока ещё поезд стоит
В ожидании встречного поезда.

***
- Почему ты, ворон, - черный? -
я у ворона спросил.
- Чтобы воздух этот синий
благодарней ты любил.

- Почему ты, ворон, вечно
возле кладбища живешь?
- Чтоб не очень одинокий
был и ты, когда умрешь.

Ночлег

Лежу в какой-то темной бане.
Один, как будто без судьбы.
И только по оконной раме
стучат сушеные грибы.
Звенит, звенит холодный воздух
от стука легкого грибов.
И снег летит из облаков
в пустые гнезда на березах...

***

Выйду в ночь из холодной избы.
И лучом от Полярной Звезды
верст на сто от себя
зыбкий круг по лесам проведу...
Ни души, ни огня -
верст на сто вкруг меня!

Только плачет сова.
Только бродит медведь под горой, -
след еще шевелится,
затекает водой...

Только семга ударит могучим хвостом,
словно доску плашмя уронили!
Или ты ее, или...
Тянешь рыбу,
как будто коня тормозишь!
По камням, задыхаясь, бежишь.
Лопнет леска -
звенит пустота...
Снова выстрел хвоста!
Пересохло от радости горло.

Схватишь ягод дрожащей рукой.
Стала слаще  брусника - подмерзла!..

* * *
Вон рыболов с вечернего парома
идет, не зная ни добра, ни зла.
У рыболова в волосах солома
и синие безлюдные глаза.
Горят рекламы купли и продажи,
гул новостей разносят провода,
а рыболов закурит и расскажет,
что на озерах зацвела вода.

 

***

Буря - по небу доски летят!

Небо лопнуло! Мечется сад.

 

Что-то кроется в буре осенней.

Что-то прячется в громе глухом.

Буря! Буря! Небесные тени

лезут в окна, врываются в дом.

 

Веет ветер, оборваны липы,

словно с листьями в ночь унеслись

чьи-то вздохи, рыдания, всхлипы...

Попрощались! Но ты удержись.

 

Только та, что крутила тобою,

Рада буре! Водой дождевою

будет волосы длинные мыть,

кто посмеет ее не любить?

 

***

Пусто. Холодно. Поздняя осень пришла.

В старых руслах вода ледяная светла.

И душа, как долина, безлюдна.

Хорошо выгребать в два веселых весла,

а теперь плоскодонка моя тяжела

и гонять ее против течения трудно...

Бесполезно скулить. Мир не станет другим

только лишь оттого, что тебе захотелось

совместить и свободу и женщины верность,

и остаться над светлой водой молодым!

 

***

На лето уже не надейся.

Ольха растеряла листву.

Очнешься в плену чернолесья,

и зябко смотреть в синеву.

Остыла грибная охота.

С рябины сошла позолота.

Невесело дует с реки.

Уже улетели чирки.

Замерзли родные болота.

Последняя радость - работа...

 

***

Быстро большие летят облака.

Ярко и мрачно сверкает река.

Плавно от мокрой березы оторван,

каркает бурей растрепанный ворон, - 

каркай, да не накаркай!

В воздухе носится влажная пыль.

Ивы бегут. А за ними - ковыль...

Пахнет дубрава столетнею старкой.

Паника листьев и бегство цветов.

Клевер и мята, аир и крапива

в детство твое засылают гонцов,

мучают совесть твою торопливо...

 

***

Непривычно притихла долина.

У лихого горниста ангина?

Или кончилась первая смена,

а вторая еще не успела?

 

Там водою заполненный груздь,

на поляне маслята раскисли.

Есть какая-то сладкая грусть

в промежутках и паузах жизни.

 

Тишина. Только возле причала

дятел бьет по березе сырой,

или сердце мое застучало

далеко от меня за рекой...

 

***

Пока в столовке жадно ест собачник,
к его фургону, развевая мрак,
в рубахе белой подкрадётся мальчик,
сорвёт засов! И выпустит собак.

Они рванутся в темноту на волю!
Пьянея, с ног спасителя собьют.
Вот, кувыркаясь, по ночному полю
они уже бегут, бегут, бегут.

Река блеснула. Им не надо брода.
Они плывут. И где-то за рекой
соединяет радостно свобода
крик человека и собачий вой.

Их колет рожь! Их радуют проклятья!
Под каждым стогом есть для них приют.
Но и во сне, обнявшись, словно братья,
они бегут, бегут, бегут, бегут… 

 

***

Просыпаюсь от крика гусей.

Всюду иней и холод сияний.

Засыпаю под крики гусей.

В них такая тоска расстояний...

Днем и ночью кричат и летят

заполярные серые гуси.

Или в отчем дому в Белоруссии

наши старые двери скрипят?

Или ночью домой наконец

возвратился усталый отец

и принес мне холодного хлеба

с грустным запахом ветра  и неба.

 

***

И золотые медалисты,

и хорошисты, и солисты -

все в институты поступили

и про нее давно забыли.

Один Девятченко Иван -

дитя развалин, хулиган -

и в женский день, и в день рожденья

ей присылает поздравленья

и деревянными словами

благодарит: "Мы сердцем с Вами!"

Ему был дар особый дан,

пожалуй, самой высшей пробы,

ни лести он не знал, ни злобы.

 

Не "я", а "мы" писал Иван:

"Мы вечно благодарны Вам!"

 

***

Нам уже по шестнадцать. Пора

на работу, а мы еще дети.

Темной ночью на плесах Днепра

мы трясем браконьерские сети.

 

Крупной солью набита двустволка,

но украденных щук и язей,

как худые лисята у волка,

мы вторично крадем из сетей.

 

Наша сверстница ночью по скверам

куролесит уже с офицером,

мы висели у них на хвосте -

он целует ее в темноте.

 

Нам бы эти пустые заботы.

Тихо шарим баграми по дну,

и берем на буксир переметы,

и трясемся, увидев луну.

 

Нас вверху сторожат  браконьеры,

но подходит с пшеницей баржа!

Мотыльки, кожаны и химеры

заполняют прожектор, шурша.

 

Наплывает баржа-самоходка,

надвигается, словно во сне.

Зацепились! Мотается лодка...

Молча в трюме лежим на зерне.

 

Вот и рынок. Лозу продеваем

под холодные жабры язей.

Вот и солнце встает из развалин,

где на каждом шагу - Колизей...

 

***

Счастливые, лежим в полыни.

Над нами в голубой пустыне,

белея, облако идет.

На небе летом снег живет.

Так и мое воспоминанье

об этом дне уже сейчас

сверкает далеко от нас,

хотя не скоро расставанье...

Еще в полях из пиджака

не выветрился дух полыни.

Еще горчит твоя рука.

Еще по голубой пустыни

идут над нами облака.

Уже та встреча - далека...

 

 

 

:

 

 

 

 

 

 

Категория: Мои файлы | Добавил: stogarov
Просмотров: 390 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
На сайте:
Форма входа
Категории раздела
Поиск
Наш опрос
Имеет ли смысл премия без материального эквивалента

Всего ответов: 125
Друзья Gufo

Банерная сеть "ГФ"
Друзья Gufo

Банерная сеть "ГФ"
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0