Четверг, 27.07.2017, 09:45
Приветствую Вас Гость | RSS

ЖИВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Каталог файлов

Главная » Файлы » Мои файлы

Стихотворения участника 13
17.04.2013, 22:25

* * *

Особливо под осень
Случай просит на чай.
За плечо перебросим
Эту птичью печаль;

Чайке — рыбная ловля,
Нам — во славу игры —
На бесславье бессловья
Свистнуть раком с горы

Что-то очень простое,
Вроде "видныя зги”.
Глянь — дождей с перестоя
Дождались четверги;

Как распаянный чайник,
Протекли небеса,
Шепотком обещаний
Орошая леса.

Краткий грохот безмолвья
Краше тонкой бубни.
В перескоках по кровлям
Обновляются дни,

Нежно-устричным утром
Утопая главой
В перелив перламутра
Над отжившей листвой.

* * *
Отмечены затменьем,
Застыли на мели
Созвездия в смятеньи
Над бирюзой Земли —

Так, словно на откосе
Взирает человек
На осенивший осень
Внезапный первый снег.

Посетуешь едва ли
(Покуда — на Земле)
На зоркость Зазеркалий,
Мерцающих во мгле,

На елей параллели
В аллее без конца,
На два лица в прицеле
Столетия-стрельца.

Ни отзвука, ни звона.
И взору не слеза
Мешает. Изумленно
Распахнуты глаза —

Так неусердный в вере
Очутится в раю
У вечности в преддверьи,
У века — на краю

* * *

Зима зализывает лужи.
Предновогодняя земля
Простужена. Пространство уже,
И небо ниже. У нуля
Предтечи — единица, двойка,
Возможно — тройка. До весны —
Три месяца. Зато ясны,
Как капля — дни, и свежей слойкой
И елкой пахнут вечера,
И в кухнях — сухость и жара,
И в ожидании везенья —
Быть может, счастья — торжество
И неизбежность Воскресенья,
Зане рожденье — Рождество.

***

Я полон Временем, как дом
                                      напротив,
И холодом, как ледяной водой
Колодец с воротом на повороте
Дороги. Вечер полнится звездой,
Апрель – простудой, светом,
                                 
ожиданьем; 
Надеждой новой – месяц молодой,
И явно вне меня воспоминанья
Вскипают, словно в каше пузыри,
И лопаются прямо в мирозданье.
Очаг растоплен, каша не горит,
И разум не кипит – на том
спасибо.
Крючок, как ни остёр, оставит
                                                
рыбу   
Немой – и мимо немо семенят
Я – сквозь пространство,
                Время – сквозь меня.

                 ***
 
Гоняло лето пляску пыли.
Вела зима свои кадрили.
Текла река на край земли.
На берегу мы жили-были,
Не берегли, кого любили,
Что не имели – берегли.
 
Не зная броду, лезли в воду.
Слагали семьи без урода.
Хозяйки звали нас к столу,
А после – к ложу. Год от года
Баюкала нас непогода
Поскоком капель по стеклу.
Душа и плоть слагались в тело.
А, если седина блестела
По вороному серебром,
Отцов перерастали дети.
Смерть приходила на рассвете,
Во сне, как за своим добром –
 
И не пугала. Так вязалась
В единый узел жизнь – казалось,
Остановившись на мели,
Когда мы попросту не ели,
Не пили – ибо просмотрели
Момент отрыва от Земли.

 

          

 

***

 

Променяв коней на переправу,

Словно грека, в реку угодив,

Не найдя себе в варягах славы,

Обрети на весь свой голос право –

На гортанный хриплый перелив                     

 

Низких, полнокровных полузвуков-

Полувыходов туда, где нет

Ничего, что может "цап за руку”.

 Вот туда – а ну ка! – влезь без стука

Этак на десяток тысяч лет –

До забвенья, то есть – до свиданья,

Излиянья – до судьбы: «Одной

Каплею дождя на мирозданье

Пасть и обеспечить прорастанье

Деревца над брошенной стеной».

             

 

***

 

Путь в потёмках. Дело заполночь.

Над землёю – тучья наволочь.

 Погляди, как бледен диск,

Проплывающий над теменем.

 Ночь шуршит прошедшим  временем:

Что ни столб, то обелиск –

К сожалению, желаниям

Чаще, чем событьям. Мания

Убывания манит

За пределы поля зрения,

Где, очнувшись, будешь менее,

Чем частица, ибо вид

Перекрёстков образуется

Без тебя, и через улицу

Не в тебя плеснёт весна.

      А тебе – завет звучания

Века, что чудит с отчаянья

Ростом веток до окна,

Наполняя новой тайною

Дом напротив, крики стайные

Птиц в рассвете и листве.

 

Здесь и дальше – карты из руки.

Здесь – рассеивает призраки

Жизни светлый суховей.

 

***

 

           ПЛАЩ  ДЕЯНИРЫ

 

                       I

  

У ночи были плечи и ключицы.

Черты лица, готовые напиться

Очередной одышливой весны.

Вселенная носилась в плоской раме,

И только неба не было над нами,

Чтоб уличить в наличии спины,

 

И были тени синими на стенах;

И в острых снежных волнах

цвета пены

У губ хрипящего уже вотще

Рождался день пробежкой в бледной

хляби

Змеящейся и предрассветной ряби,

Скользящей по поверхности вещей.

 

И хлопнуло окно, как сычье око,

Когда схлестнулись, будто два потока,

И с хрустом расцепились две руки –

И всё плескалась щукой в складках

платья

И шторы ночь обычного зачатья –

Случайного, как отмель у реки.

 

 

                     II

 

Здесь жили – больше не живут.

По белизне за край бумаги

Поплыли лебеди, и крут

Изгиб их горла; словно флаги,

Их головы: ещё не взлёт,

Уже – скольжение вперёд.

 

И острый почерк быстрых строк,

В которых в брызги раскололись

Высоколобый чей-то слог,

Высоконогий чей-то  голос,

Шагнувшие до верхних нот –

За голубое. Вверх-вперёд –

 

Оттуда, где прохладный кров,

Где выживали – в ус не дули,

Где плеск продолговатых слов

Во влажной полночи июля,

Где устаревшие листы

Под стыком стен ещё синеют

Пронзительнее и яснее

Прямоугольной пустоты.

 

 

                     VII        

  

 

             Мне старческие  очи во сто раз

             Милей открытых небу юных глаз…                                                                     

                          М.Цветаева.

            

             …стыдно – когда не видно…

                              А.Башлачёв.

 

Как только резкий и сырой сквозняк

Протащит коридором, переходом

И, шарф срывая, вышвырнет меня

В родную городскую непогоду,

В московский дым предокончанья зим

К бульварам, тротуарам, мостовым –

 

Мне радостно, сутулясь, как фонарь,

Легко скользить от Пушкина к Арбату

И далее – к Кольцу. Туман и гарь

Рассеивают свет окон и стен,

И в сумерках не видно перемен,

Налепленных повсюду, как заплаты.

 

Сегодня я – один из тех гостей

У Времени, которым явно в пору

Костюмчик для разрозненных костей.

Не море мне, но лужи по колено,

И, счёт открыв прозреньям и изменам,

Брак пережил оттенки всех страстей;

Настал черёд пространных  разговоров,

Дурных вестей, умнеющих детей;

    И в остальном – клинки не зазвенят.

Всё сделанное делает меня

 

Столетию и Вечности по росту.

Я связан с каждым бывшим из людей,

И это – не зависимость, а просто

Подобье вида с Бруклинского моста –

Подвешенность, полёт меж двух твердей,

И взгляду с этой новой колокольни

Предстанет так же ясно прежний –

                             дольний –

Как этот – горний – мир; и в них –

                           я сам,

В той середине, где ничто не стыдно,

А только видно, как бывает видно

Лишь детским либо старческим глазам. 

 

                              1999 – 2012.

 

***

 

Небо в цвете полусвета.

Город спрятался у ветра   

За спиной.

Мир пропитан недопетым –

Хриплым бегом, рваным метром,

Белизной.

Ни пути, ни остановок;

Воздух вязок, воздух колок,

Воздух – стон;

Снег – прямыми и кривыми,

Словно те, которым имя –

Легион.

Нарастая по спирали,

Вихри скручивают дали

В пустоте;

И гонцы к концу погони

Чуть крупнее на ладони

Перед тем,

Как расстанутся, растают,

Превращая каплю в стаю –

В белый полк

В миг, когда за поворотом

Кто-то будто понял что-то –

И умолк.

                         1997.

 

 

                     ***

 

Ни слова – от себя; ни о себе –

С тоскою или без. Над головою

Светило плещется в сети небес.

Ты, невод Деда с рыбой золотою –

 

Привет, октябрь! Гори теперь дотла!

Вершится год – всех прошлых   високосней.

Коровьим языком прошлась метла

Непоздней осени по жизни поздней –

 

Жить вовремя, увы, не довелось!

Вольно же нам, живя во время оно,

Как в отрочестве,

                   мышцей двигать кость,

Вставая в рост

              в строю стволов и звонов –

 

Долой балласт! Ни нимба, ни венца,

Ни шапки. Выгребай туда, где не был,

Пляши до непобедного конца,

Разбрызгивая над Землёю небо –

           Транжирь и разбазаривай, пока

           Не протаранишь сети Рыбака…

 

                                  2004.

                    ВРЕМЕНА

 

3

 

Расхристанный город – посаженный голос,

Распахнутый ворот, всклокоченный волос,

Сыреющий ветер, апрель на ветру,

Сугробы горелые не ко двору.

В расставленных окнах

                         ворон пересуды

Весеннюю одурь рифмуют

                                с простудой;

И полночь, и  утро идут по рукам.

Привольно премудрым, вольно дуракам

То вляпаться в Солнце, то плюхать

по лужам.

И всё-то-что-помнится –

нынче не нужно,

И канул бы хором

                                    в разинутый рот

Весны сброд заборов,

                                   заводов,

                                                 забот;

 

Но где-то над гнёздами копятся воды;

И снова невнятны прогнозы погоды;

И, как ни светло между явью и сном,

Подмоченный опыт твердит об ином;

Так, полубеззуба, темна, тугоуха,

Клюкасто шипит на подростка старуха,

Приросшая к дому,

утопшему в землю.

Минувшему грому

Грядущее внемлет.

 

 

                        

                          4

 

Минувшие громы грядущее слышит:

«Не больше вы – дома! И крыши –

не выше!

Без племени-роду плодятся –

уроды!

Не будет исхода. Не будет дохода!!»

 

…Пока не черно то, что было зелёным,

Пока пустота не затронула кроны

Берёз и дубов – над пылающим клёном

Скорей глубиною, чем высотой

Похвалится ныне провал небосклона,

И вечер, стучащий в окно на постой,

Не очень настойчив.

                        Но зыбкая сфера

Качнулась и села; и сумерки –

серы,

И серые кошки снуют переулком;

Их уши остры, а безмолвие гулко,

Как холод колодца, исполненный звёзд,

Когда над водой поднимается в рост

Мотив, наплывающий к теме и в темя,

Медлительно-мощный и ровный,

                                      как  Время,

Растущий, пока не охватит вокруг,

Вмещая иные, подхваченный всеми,

Как лезвие чистый, отточенный звук –

Аккорд отделения зёрен от плевел.

 

И, если смотреть в наползающий Север,

Как в школе учили, узришь белизну,

Сокрывшую бывшую бурую поросль.

Закроешь глаза – и увидишь весну:

И год неисчислен,

                    и помыслы – порознь;

Но тополя ствол –

                      словно в облако мост,

И разные вещи –

                            закат и норд-ост,  

И звук будет справа, а свет будет                  слева.

Минувшее – травы.

                          Грядущее – древо.

   

                        5

 

Поминки, обновки ли – перестановки.

Обмолвки и толки – былого осколки –

Вповалку на полке.                             Покойники смолкли.

Обвисли и мокнут

И листья, и окна,

С Востока приносят

не вести, но осень,

И воздух снаружи

натужно-простужен.

Невнятны движенья в сетях непогоды,

И ждёшь не рожденья пока что,

                                              но родов,

За предокончаньем не видно начала,

И в ритме дыханья ещё не звучало

Трубы или Слова.

                         Ни вскрика, ни зова,

Ни света, ни силы.

                         Квартира – могила,

А может, утроба, где скрыты мы оба

До первого снега, до белого бега.

     Вот стульчик без спинки, вот дверь

                                       от подковки.

Ушедших – поминки;

                   нашедшим – обновки –

Водой в решето: вроде – в цель,

                                всё же мимо –

Неточно, не то –

                 словно речи к любимой;

И, как пузыри в закипающей каше,

Пока что незрима, за тактом пока что,

Едва уловима  ведущая тема:

Минувшее – мнимо.

Грядущее – немо.

 

                           2001 - 2002

     

 

Категория: Мои файлы | Добавил: stogarov
Просмотров: 369 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
На сайте:
Форма входа
Категории раздела
Поиск
Наш опрос
Имеет ли смысл премия без материального эквивалента

Всего ответов: 125
Друзья Gufo

Банерная сеть "ГФ"
Друзья Gufo

Банерная сеть "ГФ"
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0