Воскресенье, 19.11.2017, 16:51
Приветствую Вас Гость | RSS

ЖИВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Каталог файлов

Главная » Файлы » Мои файлы

Переводы поэзии участника номер 4
01.05.2015, 14:56


ДЖОН КЛЭР
(1793-1864)

ЭММОНСЭЙЛСКАЯ ПУСТОШЬ ЗИМОЙ

Люблю, когда озерная осока
С пожухлой перемешана листвой,
И цапля тяжело и одиноко
Крылами взмахивает над водой;
С вершины ясеня, совсем сухой,
Вороны каркают, качаясь праздно:
Внизу цыган ночлег устроит свой;
Порхнет вальдшнеп над топью непролазной;
Дрозды-рябинники наперебой
Щебечут по оградам на полях -
И вдруг усядутся на куст бузинный;
И корольки, шныряя над равниной,
В чащобе стаей прячутся от глаз
И вновь с ветвей срываются все враз.

 

ДЖОН КИТС (1795 – 1821)

 * * *

 Ласков привет милых глаз,
 И голоса ласков привет.
 Забыты в счастливый час
 Прощанья минувших лет.

  К щеке прижата щека,
 И трепетна встреча рук
 На земле - той, что так далека
 И которой неведом плуг.

 



 * * *
 Два букета приличных
 И три сорных травки,
 Два-три носа античных
 И две-три бородавки.
 Два-три знатока
 И два-три дуралея,
 Два-три кошелька
 И одна гинея.
 Два-три раза чуть-чуть
  В две-три стукнуть калитки,
 Две минуты вздремнуть
 Две-три попытки.
 Два-три рыжих кота
 И два серых мышонка,
 Два щенка без хвоста
 И два-три котёнка.
 Две селедки солёных,
 Две-три звездочки в небе,
 Два-три франта влюблённых
  И две миссис - тсс! - Эбби.
 Две-три милых усмешки,
 Два-три вздоха примерно,
 Две-три мили в спешке
 И две-три таверны.
 Два гвоздя, очень длинных,
 Для двух шляпок изящнейших,
 Два яйца голубиных
 Для сонетов приятнейших.

 

* * *
Женщин, чарку мне, понюшку -
Хоть по самую макушку!
Рад служить им - право слово -
До пришествия второго,
Ибо предан всей душой
Этой Троице святой.

 

* * *
 Одно воспоминанье о руке,
 Так устремлённой к пылкому пожатью,
 Когда она застынет навсегда
 В молчанье мёртвом ледяной могилы,
  Раскаяньем твоим наполнит сны,
 Но не воскреснет трепет быстрой крови
 В погибшей жизни... Вот она - смотри:
 Протянута к тебе.

 

КУЗНЕЧИК И СВЕРЧОК

Поэзии земли не молкнет лад:
Не слышно среди скошенных лугов
Сомлевших в зное птичьих голосов,
Зато вовсю гремит поверх оград
Кузнечик. Обессилев от рулад,
Он сыщет под былинкой вольный кров,
Передохнёт - опять трещать готов,
Раздольем лета верховодить рад.

Поэзия земли не знает плена:
Безмолвием сковала мир зима,
Но где-то там, за печкой, неизменно
Сверчок в тепле стрекочет без ума;
И кажется - звенит самозабвенно
Всё та же трель кузнечика с холма.

 

Эмили Дикинсон (1830—1886)

***


О Боже! Умирать легко:
Стакан воды, простой
Цветок – с ним белая стена
Не кажется пустой.

Быть может, веер - скорбь друзей,
Но знать нужнее мне,
Что радуга для чьих-то глаз
Померкнет в вышине.

 

УИЛЬЯМ БАТЛЕР ЙЕТС
(1865-1939)
* * *
Владей я узорным небесным плащом,
Где слит золотой и серебряный свет,
Синим, туманным, темным плащом,
Что носят и день, и ночь, и рассвет, -
Этот плащ разостлал бы у ног твоих,
Но у нищего только и есть, что мечты;
Мечты разостлал я у ног твоих:
Ступай легко - под ногами мечты.
1899



ДЕЙВИД ГЕРБЕРТ ЛОУРЕНС
(1885-1930)

ДЫХАНИЕ ЖИЗНИ

Дыхание жизни - резкие дуновения перемен,
порывы ветра, несущего также дыхание гибели.
Но глубоко вдохнуть полной с избытком жизни
можно только, когда ты один - в молчанье, во тьме,
в густом, непроглядном мраке.

1932

 

ПОИСКИ ЛЮБВИ

Если кто-то намерен искать любовь,
сразу ясно: любить ему не дано.

Кто не может любить – любви не найдёт;
только любящие находят любовь,
и искать ее им вовсе не надо.

1932


БЭЗИЛ БАНТИНГ
(1900 - 1985)

* * *
Ветер с юга, неси к ней
вести свои.
Только молчи, что мне
больно.

Спится тебе в эти долгие
ночи – или
помнишь, что я в постели
один?

1935

* * *
Поет в чубушнике дрозд:

“Голод гонит меня из гнезд,
холод ерошит мне перья,
страх сторожит меня.

Ястребом кружит смерть. Сыновья,
слабеньким крыльям поверив,
гибнут в кошачьих когтях.

Небо чернеет от гроз.
В кустах
со мной мои беды –
голод, холод, страх”.

Хорошо тебе, дрозд!

1964


ЭДВАРД ЭСТЛИН КАММИНГС
(1894-1962)

прошу тебя
дорогая чтобы
но нет это не так
конечно не выйдет ни
ведь ты как будто не
поймёшь я никак не могу
сказать толком война видишь ли
совсем не такая какой нам когда-то
казалась но только прошу тебя ради О
какого дьявола да правда то что было
мной это не я неужели теперь ты
не видишь но нет нет ни один
христос или кто там еще
одной тебе ни за что не
понять почему бы ну
оттого что я
умер
 

РОБЕРТ КОНКВЕСТ (1917)

ОВИДИЙ В ПОСЛЕДНИЕ ДНИ

«Всё, кроме жизни, я потерял – и одно –
Муки свои сознавать – мне теперь суждено»…
Вывел он заключительное двустишье
В «Письмах с Понта».

Мифов россыпи, отточенность стиля
Девять лет единственной цели служили:
Только б вызволил Цезарь из этих окраин,
Где ветер неистов и свищут стрелы.

Через силу бредет он в лавку, больной,
Там, где пахнет канатами и смолой,
У оплывшей свечи, за вином прокисшим,
Толкует с хозяином, наполовину

Греком. Бурлит котелок с похлёбкой;
За окошком, затянутым шкурой, на топкой
Равнине поблескивает ледок
Под луною на небе стылом.

Вспомнил снова над тошным питьем,
Слыша гомон сарматов перед огнем,
Капризный, ветреный Рим и женщин,
И давнюю тяжесть на сердце.

Первым он был, кто Лукреция чтил по праву,
Изобразил тень Катулла среди вкушающих славу.
Страсть мыслить и жажда любви помогали
Воспрянуть их дару великому? – Да.

 

ШЕЙМУС  ХИНИ
(1939-)

Из сборника «Север»
(1975)

6. ОБНАЖЕНИЕ

В Уиклоу – декабрь:
Каплет с веток ольхи, берёзы
Остатки света берут в наследство.
На ясень нельзя взглянуть без дрожи.

Затерянная комета
Различима должна быть в час заката.
Миллионы световых тонн
Мерцают, будто шиповничьи ягоды.

Вижу порой: катится вниз звезда –
Вот бы попасть на метеорит!
Но нет – бреду по влажной листве,
Шелухе, жухлым ошмёткам осени,

Воображая героя
На скользкой куче компоста:
Он дар свой, будто пращу,
Раскрутил в отчаянном броске.

Как я дошёл до этого?
Припоминаются дивно
Огранённые советы друзей
И железокованные лбы ненавистников,

Когда я молча взвешиваю
Мои выношенные tristia.
Для чего? Для чьего слуха? Для всех?
Для шепотка за спинами?

В гуще ольхи шуршит дождь:
Негромкое вкрадчивое бормотание
Отзывается срывами и распадом,
Но каждая капля напоминает

Бриллиантовый абсолют.
Я – не интернированный, не доносчик:
Внутренний эмигрант, густо обросший,
Впавший в задумчивость; лесной разбойник,

Скрывшийся от резни.
Защитная окраска помогает слиться
С корой и стволом, улавливать
Каждый порыв ветра.

Тот, кто тщился раздуть искры
Ради скудного жара и проморгал
Единственное за всю жизнь чудо –
Пульсирующую розу кометы.

 

с английского

Категория: Мои файлы | Добавил: stogarov
Просмотров: 396 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Мне нравятся переводы этого участника конкурса. Нравятся своею тщательностью и глубиной.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
На сайте:
Форма входа
Категории раздела
Поиск
Наш опрос
Имеет ли смысл премия без материального эквивалента

Всего ответов: 125
Друзья Gufo

Банерная сеть "ГФ"
Друзья Gufo

Банерная сеть "ГФ"
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0