Понедельник, 24.07.2017, 01:40
Приветствую Вас Гость | RSS

ЖИВАЯ ЛИТЕРАТУРА

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Общий форум » сезон премии 2014-2015 » Выдвижение в номинации "Переводы поэзии" сезон 2014-2015 гг.
Выдвижение в номинации "Переводы поэзии" сезон 2014-2015 гг.
rommnaumychДата: Четверг, 06.11.2014, 12:28 | Сообщение # 1
Рядовой
Группа: Администраторы
Сообщений: 15
Репутация: 0
Статус: Offline
В номинации "Переводы поэзии" по каждому номинируемому принимаются  5 переводов  общим объемом до 300 строк.
Выдвижение анонимное, в начале поста с переводами  номинатором
ставится  порядковый номер: участник номер 1, 2 и т.д.
 
evelinaДата: Среда, 03.12.2014, 23:32 | Сообщение # 2
Сержант
Группа: Администраторы
Сообщений: 38
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 1
Хаим Нахман Бялик

(для детей, перевод с иврита)
В честь Хануки

Отец зажёг мне свечи
От служки-факелка,
В чести,я вам замечу,
Наш праздник?.. Ханука!

Явился мой учитель
С литым волчком в руках.
А в честь чего скажите?..
Ну ясно: Ханука!
Теплынь оладий, прямо
Как мёд во рту сладка.
Поджарила их мама
На праздник?.. Ханука!
На что уж скупердяйка
У дядьки-то рука —
Монетку вынимай-ка:
В чести ведь?.. Ханука!

28.07.2012

Тарас Григорьевич Шевченко
(перевод с украинского)

В Иудее во дни оны...

В Иудеево дни оны,
Вовремя Ирода-царя,
ВокругСиона, на Сионе
Пьянь из римских легионов
Паскудилась.
А у царя,Ирода, в доску косого,
У порога, за порогом
Морды ликторов, а царь...
Самодержец,прям «кесарь»!
Лизалу ликтора подошву,
Чтоб тот ему на то, на сё...
Хоть полдинария подал бы;
А тот карманами трясёт,
Деньгу в кулак (хоть посчитал бы),
Как будто нищему даёт.
И пьяный Ирод снова пьёт!
Но вот не в самом Назарете,
А так,в каком-то там вертепе,
Мария сына привела
И Вифлеем с мальцом пошла...
Бежит стукач из Вифлеема
И молвит: «Царь мой! так и так!
Зиновать,куколь, всяк сорняк
Растётв пшенице!
Клято-племя Давидово у нас взошло!
Сгуби,пока не поднялось!».
«Ну что ж, — промолвил Ирод пьяный, —
По всей стране поубивать
Младенцев. Люд поганый...
И впрямь не даст доцаревать».
Стукач,нивроку, был подпитый,
Донёс в сенат такой приказ:
«Должны младенцы быть убиты.
Лишь в Вифлееме».
О,спаси нас, Младенец праведный, великий,
От пьяного царя-владыки!
От худшего ж тебя спасла
Твоя преправедная мать.
Да где ж нам эту маму взять?
Раздето сердце догола!
Рабы с кокардою на лбу!
Лакеи в золотом бреду...
Портянки,мусор с помела
Его величества. Всё. Жду.

03.08.2012

Левин Кипнис

Бар Кохба

(песня, перевод с иврита)

Был в Израиле чудак,
С именем Бар Кохба.
Молодой и ростом с дом,
Глаз сияли колбы.
Парень— не пустой,
К воле звал святой,
Весь народ любил его,
Говорил:«Герой!Герой!».
Но однажды стало так:
Стало грустно очень.
В плен попал чудак-герой
И был в клетку брошен.
Клетка,— словно хлев,
И рычал в ней лев.
Лишь увидел Бар Кохбу, —
Вмиг напал, озверев.Лев!
Но Бар Кохба — не простак, —
Смел герой и ярок!
Вмиг запрыгнул на хребет Льву...
Орлом помчал он.
В гору,долом плыл,
Флаг свободы взвил,
Аплодировал народ:
«Браво Кохбе!» — возопил.
Возопил!

03.08.2012

Переводы из книги НИЧ НИДНИБАЙ

Хаим Нахман Бялик

(для детей,перевод с иврита)

1.
В огороде


Огород. Балаган.
Пляс вкруг бочки с водой:
Капустышкин качан
С капустышкой цветной.
Завидущий буряк
Помидорку привёл,
Закружил так и сяк,
Шуму-гаму навёл.
Лишь бедняга бобок
Невесёл, одинок,
Оперся на посох
И бурчит в свой стручок:
— Танцы-то крутые,
Да могу ль посметь?
Глянь: стручки пустые,
Как без рыбы сеть.

2

Качели
Кач-ну, кач-ель,
Вниз упал и вновь взлетел.
Что под нами?
Что над нами, —
Я да ты
Перед глазами;
Вместе взвешены
Весами
Меж землёй
И небесами.

Элла Амитан
(для детей,перевод с иврита)

В государстве гномов

В государстве гномов «пир»:
Шума — ну и ну!
Армия, надев мундир,
Идет на войну.
Каска сверху — сам в мундир —
Мальчик с пальчик, командир.
Батальон за ним шагает —
Он булавкою махает.
Следом свист, переполох —
Оседлали гномы блох.
Кавалерия лихая
Скачет, песни распевая.
Барабанщик лупит крепко
В скорлупу от пол-ореха
И поёт, что благодать
Вместе выйти воевать.
Ну а если день заходит,
Змей воздушный не подводит:
Самолётом он летит,
Фонарём гномам светит.
В государстве гномов ночь —
Все часы  там застывают.
Армия — мундиры прочь
И в кроватках засыпает.

17.11.2011


Программную статью М. Ромма о премии читайте тут

http://www.era-izdat.ru/live-literatura.htm

Положение о премии читайте тут:

http://www.era-izdat.ru/live-literatura-premia.htm

 
evelinaДата: Среда, 03.12.2014, 23:37 | Сообщение # 3
Сержант
Группа: Администраторы
Сообщений: 38
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 2

Автомойка из Ингмар Хэйтце  (Ingmar Heytze)

На автомойке есть движение, но нет жизни.
Нет никого, кроме парня в комбинезоне; он берет плату,
показывает свободную колею и исчезает в облаках.

Ты выключаешь радио, всё, теперь ты один. И это отличный момент
для того, чтобы обдумать убийство или начать молитву.
Мыльные губки, струи, колышущиеся моечные занавески,

Дервиши в синем выскакивают из-за кулис, хлопают покапоту чем-то мокрым,
вертятся юлой вокруг; панически дергая замшевотряпочными* конечностями.
Полощущая вода грохочет, хлещет в стёкла и по капоту.

Не исключено, что лишь здесь и сейчас тебе преподносят
твою настоящую жизнь: бурлящую механическую вселенную
со свободной игрой ветра и воды, тщательно продуманной

в твоём полном отсутствии, туннель, в котором ты
неуправляемо движешься, и если старый добрый свет
в нем появляется на выходе  он начинает сиять.

Wasstraat

Er is geen leven in de wasstraat, maar beweging –
afgezien van de man in overall die het geld aannam,
het spoor wees en in de wolken verdween.

Op de radio na ben je alleen. Dit is een goedmoment
om een moord te beramen of een godsdienst te beginnen.
Er zijn sponzen en sproeiers en wuivende gordijnen,

blauwe derwisjen komen uit de coulissen, slaan aan,
tollen met paniekerige zeemleerledematen op je af.
Spoelwater davert, geselt ramen en plaatwerk.

Misschien dat je hier en nu het ware bestaan
krijgt opgedist: een kokend, mechanisch heelal
met vrij spel voor wind en water, uitgeknobbeld

door een zekere afwezigheid, een tunnel waar je
stuurloos door rijdt in zijn vrij en als oud licht
uit tevoorschijn komt – stralend.

Час овцы

Наступил час овцы,
краеугольный камень вечера.

День пережёван. Он еле заметен.
Сейчас запрещено в одиночестве быть.

Людям свойственно иметь детей,
которые могут пока просыпаться

в домах, окружённых садами.
А снаружи идут люди дождя,

лабрадоры, и – на улице за улицей –
мерцает телехладогнь** в диванном углу.

Я ползаю за садами, вокруг домов,
большой и ненастоящий пёс,

мой хозяин умер, я прогрызаю свой путь
через живые изгороди домов.

Het uur van het schaap

Dit is het uur van het schaap,
De hoeksteen van de avond.

De dag herkauwt. Vegeteert.
Nu alleen zijn is verboden.

Men hoort kinderen te hebben
die nog even wakker mogen

en te wonen in een tuinwijk.
Buiten lopen regenmannen,

labradors, straat in straat uit,
televisiekoudvuur in de zithoek.

Achter de tuinen sluip ik rond.
Ik ben een grote, valse hond,

het baasje is dood, ik knaag
mijn weg door groene heggen.

Посвящение

Однажды меня приняли в Общество.
Около полуночи меня вытащили из постели
и, надев балахон, с завязанными глазами,
провели по лестнице в холодный и затхлый погреб.

Кто-то поёт на неизвестном языке.
Кто-то протягивает мне кружку. Я должен
до самого дна её осушить. С дрожью в коленях
иду вдоль живой изгороди голосов, чувствуя

дюжину рук на теле и на лице.
Я кружусь, как суфий, но теряю равновесие,
в ушах застряли три вопроса, прозвучавших при посвящении –
и когда я оказываюсь у подножия платана

в южной стране, не ведая, как я там очутился,
я начинаю понимать, что наступило время для приключений,
что я больше не одинок – что отныне
всё пойдёт по-другому.

Inwijding

Op een dag treed ik toe tot een Vereniging.
Rond middernacht word ik van mijn bed gelicht,
geblinddoekt, in een habijt gehesen en een trap
af geleid naar een koele, geurende kelder.

Iemand zingt in een taal die ik niet ken.
Iemand anders reikt een beker aan. Die moet ik
tot de bodem legen. Met een cakewalk in de knieën
ga ik langs een haag van stemmen, dozijnen

handen op mijn lichaam, over mijn gezicht,
ik wentel als een soefi maar verlies mijnevenwicht,
de galm van drie gewetensvragen in mijn oren -
en als ik bijkom aan de voet van een plataan

in een zuidelijk land, zonder idee hoe ik daar ben
gekomen, begrijp ik dat het tijd is voor mijnavontuur,
dat ik niet langer alleen ben – dat voortaan alles,
alles anders zal zijn.

Кумари

Где-то в мире выпустил художник на воду резиновую уточку,
величиною с дом. В другой стране на банк напала женщина
с пакетом молока в руке, выдав его за оружие. Ещё где-то, прямо на улице
где некто рисует свою личную пешеходную полосу, три дня стоит вертикально гроб
с умершим парнем, согласно его последнему желанию.

Китёнок следует за кораблём, принимая его за маму - китиху, и умирает
через несколько дней от истощения. Верующие непальцы
ищут девочку в возрасте от двух до четырёх лет
с характером львицы, телом, гибким как инжирное дерево
и голосом утки: живую инкарнацию богини Кумари.
Избранная однажды, она носит красные и золотые одежды,

она может делать всё, что захочет,  пока не начнет кровоточить, ну а я –
я, охранник, не пропускающий этот момент, я обладаю голосом утки,
характером льва; я ем инжир, когда захочу,
я смотрю на все экраны одновременно и вижу: где-то в мире
выпустил художник на воду резиновую уточку, величиною с дом - …

Kumari

Ergens in de wereld laat een kunstenaar een huizenhoge
rubbereend te water. In een ander land overvalt een vrouw
een bank met een pak melk als wapen. Elders schildert
een man zijn eigen zebrapad, staat een jongen, conform
zijn laatste wens, drie dagen verticaal opgebaard.

Een babywalvis denkt dat een schip zijn moeder is en sterft
na enkele dagen meezwemmen aan ondervoeding. Nepalesе
geestelijken zoeken naar een meisje tussen twee en vier,
met de inborst van een leeuw, het lichaam vaneen vijgenboom
en de stem van een eend, de levende incarnatie van de godin
Eenmaal gevonden draagt ze rood en goud,

mag ze alles doen waar ze zin in heeft totdat ze bloedt en ik —
ik ben de bewaker van dit moment, ik heb de stem van een eend
en de inborst van een leeuw, ik eet vijgen als ik er zin in heb,
ik kijk naar alle schermen tegelijk en zie: ergens in de wereld
laat een kunstenaar een huizenhoge rubbereend te water —

Мерседес-Бенц
Джэнис Джоплин  (Janis Joplin)


О Боже, пошли мне новехонький «Мерс».
Друзья при машинах, а я как-то без.
Всю жизнь я трудился во славу твою.
Пошли ж «Мерседес» мне, не то я запью!

Пошли, заодно, мне и телик цветной.
Я знаю, шоумены сбегутся за мной!
Я жду твой подарок с восьми до пяти.
Не вздумай, о Боже, меня подвести!

Мой Бог, ниспошли мне веселую ночь.
Я повеселиться с подружкой не прочь.
Подбросишь деньжат? – у тебя ж их не счесть.
Ах, как загудел бы, в твою, Боже, честь!


Mercedes Benz

Oh lord won't you buy me a Mercedes Benz.
My friends all drive Porsches, I must make amends.
Worked hard all my lifetime, no help from my friends.
So oh lord won't you buy me a Mercedes Benz


Oh lord won't you buy me a color TV.
Dialing for dollars is trying to find me.
I wait for delivery each day until three.
So oh lord won't you buy me a color TV.


Oh lord won't you buy me a night on the town.
I'm counting on you lord, please don't let me down.
Prove that you love me and buy the next round.
Oh lord won't you buy me a night on the town.


Everybody....

Oh lord won't you buy me a Mercedes Benz
My friends all drive Porsches, I must make amends.
Worked hard all my lifetime, no help from my friends.
So oh lord won't you buy me a Mercedes Benz.


* замшевотряпочными - пишется слитно(авторский прием)

** телехладогнь -  пишется слитно(авторский приём)


Программную статью М. Ромма о премии читайте тут

http://www.era-izdat.ru/live-literatura.htm

Положение о премии читайте тут:

http://www.era-izdat.ru/live-literatura-premia.htm

 
Рыба-молотДата: Суббота, 27.12.2014, 11:37 | Сообщение # 4
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 3

ЛЕДИ ЗЕЛЕНЫЕ РУКАВА
(«Greensleeves»— английская народная баллада XVI века)

Не уходи, любовь моя,
Не будь жестокою, постой!
Тобой одной любуюсь я
Как будто в сказке золотой!

Зеленым рукавам я рад,
Простому платью на тебе,
Ты моё счастье, ты мой клад,
Подобной леди нет нигде!

Свои нарушила слова,
Разбила сердце мне, увы.
Я брошен в омут, море зла,
Но я в сетях твоей любви!

Я выполнял каприз любой:
И землю заложил свою,
Вступал в опасный самый бой,
Чтоб милость заслужить твою!

Меня ты презираешь, пусть,
Но буду я боготворить
Еще сильней тебя, и грусть
Меня не сможет отпустить.

Для слуг зелёный сшил наряд,
Тебя встречали в нём в тот раз,
Галантен был их каждый взгляд.
Но не вернуть любви у нас.

Тебе готов я был достать
Любое чудо всей Земли
И музыкантов заказать…
Но не вернуть твоей любви.

Молю благие небеса,
Меня услышать чтоб могли,
Тебе я верен до конца.
Но не вернуть твоей любви.

«До встречи», — тихо говорю,
Молюсь, чтоб ты узнала вновь,
Как искренне тебя люблю;
И может, ты вернёшь любовь!

ПРОЩАЙ, ЛЮБОВЬ (Buy, Buy, Love)
(Ф. Брайент; исп. Братья Эверли, 1950-е годы, США)

Вот ходит рядом малышка с ним:
Она так рада, а я один.
Была моею, вмешался он:
Роман растаял как сладкий сон.

Прощай, любовь. Прощай, удача вся,
Здравствуй лишь тоска,
Что делать, хоть рыдай.
Прощай, любовь. Прощай нежность вся,
Здравствуй пустота,
И мне хоть умирай.Прощай любовь, прощай.

Я рву с романом, с любовью рву,
Я рву с подсчётом звезд наверху.
И здесь причина: свободен я,
Со мной рвёт детка любимая!

Опять гуляет малышка с тем:
Она играет, а я в тоске.
Я вспоминаю любовь как сон:
Прощай роман с ней, не сбылся он.

Прощай, любовь. Прощай, удача вся,
Здравствуй лишь тоска.
Что делать, хоть рыдай.
Прощай, любовь. Прощай нежность вся,
Здравствуй пустота,
И мне хоть умирай.Прощай любовь, прощай.

Моя отрада вновь с парнем тем:
Она так рада, а я ни с чем.
С ней было счастье, пришла беда:
Не быть с любимой мне никогда.

ДОРОГА ДО ПОЛЬШИ
Збигнев Пшировски (перевод с польского)

Наш путь до Польши братской
Прошёл чрез много стран:
Песок был африканский
И снег российский там.

Прошли мы с ним, солдаты,
По городам чужим,
Под летним солнцем жарким,
Под мраком звезд зимы.

Хоть путь к отчизне польской
Из разных вёл сторон,
Одним мы были войском,
Дрались с одним врагом.
И всяк из нас, однако,
С тоской в груди пронёс
Свою родную хату
И белизну берёз.

ДЕВУШКА,ПРИДИ! (Girl,help me)
Из репертуара группы The Zombies – 1960-е годы)
Вчера я прошёл до небес в темный час
И услышал там песнь, что рыдала не раз.

Приди ко мне, милая девушка! Я
Не вижу, не чувствую жизнь без тебя.

Когда я был юн, горячо бился пульс,
Любовь в мою душу вонзила всю грусть...

И я огляделся вокруг — в тот же миг
Вокзал на холме среди ночи возник.

Когда я вбежал в конец залы пустой,
Во тьме затерялся мой окрик «Постой!».

Приди ко мне, милая девушка! Я
Не вижу, не чувствую жизнь без тебя.

МЫ И НАША УЧИТЕЛЬНИЦА
 (My i nasza Pani)
Виктор Ворошильски (перевод с польского)

Мы обыкновеннейшие дети,
Ангелами трудно нас назвать,
Так шалим,что может нас за это
И учительница наказать.

Можем мы заданье не доделать,
Или кляксы посадить в тетрадь,
Но понятно: нас не переделать.
Это жизнь — иными нам не стать.

Тайны нет большой: пусть мы шумливы —
И учитель знает наш секрет, —
Но друг другом очень мы любимы,
Несмотря на много всяких бед.


Добавлено (27.12.2014, 11:34)
---------------------------------------------
Английская баллада«Зеленые рукава» («Greensleeves»)в XVI веке стала любимой всем английским народом. А к нашему время и людьми из разных стран.
Ведь песня с завораживающим мотивом
посвящена извечной теме — прощании с
любовью. Известны десятки музыкальных и поэтических
переложений, в которых использованы в
той или иной мере музыкальные мотивы,
а также стихотворные переводы «Зеленых
рукавов». Главный герой, от лица которого ведётся рассказ в оригинале - аристократ, владелец большого дома,
возможно, замка. Он недоумевает, почему
от него уходит любимая женщина, которую
он взял из простого народа. Ведь он для
нее сделал очень многое. Женщина по
имени Зеленые рукава – простолюдинка,
но он одел ее как госпожу, а однажды
даже заказал для нее музыкантов…
Существует перевод Самуила Маршака, известного переводами
английской и шотландской поэзии (в том
числе лирики Роберта Бёрнса). Перевод Маршака выглядит вольным и основан на другой версии баллады.
Автор баллады остался неизвестен, хотя слухи о предполагаемом
авторе «Зеленых рукавов» ходили самые
невероятные. Говорили даже, что сочинил
популярную песню знаменитый король
Генрих VIII, казнивший троих своих жен (в том числе Анну Болейн, брак
с которой способствовал переходу Англии
в протестантизм).Но Генрих VIII жил раньше предполагаемого момента написания
«Зеленых рукавов». Поскольку мелодия
баллады имеет признаки заимствования
из Италии, которое могло быть лишь в
самом конце XVI века – при английской королеве Елизавете, когда
усилилось влияние итальянской культуры
и музыки.В данном переводе неизбежной была замена ряда английских смысловых образов русскими, отличающимися
формально, но по силе и общему смыслу
близкими тексту оригинала. Ведь хорошим
считается перевод, отвечающий требованиям
о замене образов на аналогичные по силе
своего воздействия на читателя.
Поэтому в данном случае предпочтительней было изменить название: нужна не простая калька
с английского как обычно бывает в
переводах названия (Зеленые рукава). В
английском тексте песни это словосочетание
пишется слитно как имя возлюбленной
(можно было бы перевести как Зеленорукавница).
Тем более, песня широко известна в
англоязычном мире, поэтому словосочетание
для англоязычного человека сразу даёт
ассоциацию не с конкретными рукавами
зелёного цвета, а с человеком – женщиной,
которая носит это красивое имя. Поэтому
в русском переводе, адекватном сути
источника, должно быть указание на
на личность.
Так, названием нового перевода,
предлагаемого вашему вниманию, стало
«Леди Зеленые рукава». Слово «леди» не
только указывает что Зеленые рукава -
это имя любимой женщины, но и сразу
погружает нас в атмосферу Англии XVIвека, передавая колорит быта, особенности
этикета, поведения того времени.
Еще одна версия появления «Зеленых рукавов» пришла в
голову автора этих строк напоследок.
Друиды (священнослужители населения
Британских островов до христианизации)
имели учеников, первая ступень обучения
которых длилась 7 лет. В этот период они
должны были носить одежду зеленого
цвета. К
 XVI веку друидов давно не было, но в скрытой форме, в виде
служителей тайного культа, они могли
сохраниться.

Вырисовывается довольно занятная картина. Некий мужчина
(скорей всего, знатный дворянин) влюблён
в девушку. С виду она простолюдинка, но
из семьи «посвященных». Вначале
посвященные разрешают ему взять девушку
к себе в дом. Потом он заложил свою
землю (о чем сказано в тексте песни).
Вырученные от залога деньги он отдает
этим людям. Ради любимой ему и в самом
деле ничего не жалко. И даже слуг он одел
в зеленое, чтоб они походили на учеников
друидов, к виду которых она, надо полагать,
привыкла.
Зеленорукавница,
несмотря на столько усилий главного
героя, нарушает свои обещания и уходит
от него к посвященным.

Добавлено (27.12.2014, 11:37)
---------------------------------------------
Слова на английскомМой перевод основан на нижеследующем тексте:

Alas, my love, you do me wrong,
To cast me off discourteously.
For I have loved you well and long,
Delighting in your company.

Chorus:
Greensleeves was all my joy
Greensleeves was my delight,
Greensleeves was my heart of gold,
And who but my lady greensleeves.

Your vows you’ve broken, like my heart,
Oh, why did you so enrapture me?
Now I remain in a world apart
But my heart remains in captivity.

Chorus

I have been ready at your hand,
To grant whatever you would crave,
I have both wagered life and land,
Your love and good-will for to have.

Chorus

If you intend thus to disdain,
It does the more enrapture me,
And even so, I still remain
A lover in captivity.

Chorus

My men were clothed all in green,
And they did ever wait on thee;
All this was gallant to be seen,
And yet thou wouldst not love me.

Chorus

Thou couldst desire no earthly thing,
but still thou hadst it readily.
Thy music still to play and sing;
And yet thou wouldst not love me.

Chorus

Well, I will pray to God on high,
that thou my constancy mayst see,
And that yet once before I die,
Thou wilt vouchsafe to love me.

Chorus

Ah, Greensleeves, now farewell, adieu,
To God I pray to prosper thee,
For I am still thy lover true,
Come once again and love me.


Сообщение отредактировал Рыба-молот - Понедельник, 29.12.2014, 13:12
 
stogarovДата: Воскресенье, 01.02.2015, 14:28 | Сообщение # 5
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 4
 

ДЖОН КЛЭР
(1793-1864)

ЭММОНСЭЙЛСКАЯ ПУСТОШЬ ЗИМОЙ

Люблю, когда озерная осока
С пожухлой перемешана листвой,
И цапля тяжело и одиноко
Крылами взмахивает над водой;
С вершины ясеня, совсем сухой,
Вороны каркают, качаясь праздно:
Внизу цыган ночлег устроит свой;
Порхнет вальдшнеп над топью непролазной;
Дрозды-рябинники наперебой
Щебечут по оградам на полях -
И вдруг усядутся на куст бузинный;
И корольки, шныряя над равниной,
В чащобе стаей прячутся от глаз
И вновь с ветвей срываются все враз.

ДЕЙВИД ГЕРБЕРТ ЛОУРЕНС
(1885-1930)

ДЫХАНИЕ ЖИЗНИ

Дыхание жизни - резкие дуновения перемен,
порывы ветра, несущего также дыхание гибели.
Но глубоко вдохнуть полной с избытком жизни
можно только, когда ты один - в молчанье, во тьме,
в густом, непроглядном мраке.

1932

БЭЗИЛ БАНТИНГ
(1900 - 1985)

* * *
Ветер с юга, неси к ней
вести свои.
Только молчи, что мне
больно.

Спится тебе в эти долгие
ночи – или
помнишь, что я в постели
один?

1935

* * *
Поет в чубушнике дрозд:

“Голод гонит меня из гнезд,
холод ерошит мне перья,
страх сторожит меня.

Ястребом кружит смерть. Сыновья,
слабеньким крыльям поверив,
гибнут в кошачьих когтях.

Небо чернеет от гроз.
В кустах
со мной мои беды –
голод, холод, страх”.

Хорошо тебе, дрозд!

1964


ЭДВАРД ЭСТЛИН КАММИНГС
(1894-1962)

прошу тебя
дорогая чтобы
но нет это не так
конечно не выйдет ни
ведь ты как будто не
поймёшь я никак не могу
сказать толком война видишь ли
совсем не такая какой нам когда-то
казалась но только прошу тебя ради О
какого дьявола да правда то что было
мной это не я неужели теперь ты
не видишь но нет нет ни один
христос или кто там еще
одной тебе ни за что не
понять почему бы ну
оттого что я
умер

с английского
 
stogarovДата: Воскресенье, 01.02.2015, 14:46 | Сообщение # 6
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 5

Витезслав Незвал

Тоннель
                                        
                                        Могилу выкопали мне
                                        в края где сумрак бесподобен
                                        В тоннеле мчусь я в тишине
                                        за той которую угробил

                                        Листаю список поездов
                                        Подземка Отдых на природе
                                        Прости мой мир И будь здоров!
                                        И отпусти меня к свободе

                                        1926

Легкомысленная
                                             Вот это была суббота
                                             в Либне у Штрасбурка
                                             Всю жизнь танцевать охота
                                             при свете огня очага

                                             Сигарой дурманил ты так
                                             мы вместе простёрлись наги
                                             Твой чёрный измятый фрак
                                             известен почти всей Праге

                                             Такая была суббота
                                             Но где ты? Как не бывало
                                             Жизнь моя кончилась? Что ты!
                                             Это её начало!

                                             1932

Moulin de la Galette

                                       Никем уже не буду озабочен
                                       Зачем мне ваша страсть и ваши очи
                                       И руки ветра нервные в зените
                                       Одна любовь она такая малость
                                       И эта малость вечный обвинитель
                                       Коль сердце раз хотя бы поломалось
                                       Не склеить а своё мне не дадите
                                       Уже никем не буду озабочен
                                       Зачем мне ваша страсть и ваши очи

                                       1934

Песня о вереске
                        
                         Не розу сегодня хочу
                         хотел бы вереск
                         Красной розы меня опалило бы пламя
                         А белая роза она бы ударила камнем
                         Ледовым камнем
                         По хлипкой моей груди в лесу без веры
                         не розу сегодня хочу
                         хотел бы вереск

                         Не розу сегодня хочу
                         хотел бы вереск
                         Венок из вереска на запястье влечёт игрою
                         Повешу его на крыльцо на замок закрою
                         Взойдёт рассвет
                         В лесу без небес над моей головою
                         Не розу сегодня хочу
                         хотел бы вереск

                         Не розу сегодня хочу
                         хотел бы вереск
                         Принеси его роза потом хотя бы потом
                         а сегодня меня верещатники манят в свой дом
                         только вечность над ними раскрыта огромным зонтом
                         И любовью горят её звёзды в лесу без веры
                         Не розу сегодня хочу
                         хотел бы вереск

                         1940

                      

                             ***

                       Небо с улыбкой смотрело на реку,
                       думая о волне.
                       Так человек прильнёт к человеку,
                       муж так прильнёт к жене.

                       В прошлом году мы с тобой повстречались,
                       в этом — такой май!..
                       «Что это пахнет? - спросил я случайно, -
                       Одеколон? Чай?»

                       И от окна, из которого воздух
                       лился в твои сны,                  
                       ты мне ответила так просто:
                       «Это — запах весны.»

                       1960
                           

с чешского
 
stogarovДата: Воскресенье, 01.02.2015, 18:20 | Сообщение # 7
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 6

Р.Л. Стивенсон

Реквием

Под небом просторным у звезд на виду
Меня схороните, когда я уйду.
Я радостно жил и с судьбою в ладу,
И пусть, когда лягу в гроб,
На камне напишут: такой и такой
Нашел под плитой здесь желанный покой
Моряк после странствий вернулся домой,
Охотник сошел с горных троп.

Эмили Дикинсон

(875)

С доски на досточку я шла
Несмело и не споро.
И свет был звезд, и ночи мгла,
И под ногами море.

Не знала я, идя впотьмах,
Последняя где йота -
Так обрела нетвердый шаг,
Иные скажут - Опыт.

(1162)

Прекрасна жизнь, что мы живём,
А впереди, конечно,
Еще прекраснее нас ждёт,
Та будет длиться вечно

Но все пространства пред тобой,
И все владенья, тоже,
В сравненье с сердца широтой,
По существу, ничтожны

(1203)

Былое - своенравно.
Если смотреть в упор,
Порыв нахлынуть может -
Или позор

А если безоружен -
Беги сейчас.
И старая винтовка -
Стреляет раз.

Уистен Хью Оден

Похоронный блюз

Остановите время, порвите с миром связь
И псине, чтоб не гавкал, заткните костью пасть,
И позовите теток, пусть воют у крыльца.
Глушите барабаны, выносим мертвеца.

И пусть аэропланы со стоном чертят на
Угрюмом сером небе «Он умер. Плачь страна».
Публичная голубка пусть в трауре гулит,
Пусть мусор в черных крагах движение рулит.

Он был мой Юг, мой Север, мой Запад, мой Восток,
Труды и дни, а в праздник - пивка в ларьке глоток,
Он был луна и полночь, мы пели втихаря.
Любовь, я думал, вечна. Как оказалось - зря.

Зачем мне эти звезды, дурацкий хоровод.
Забейте солнце, месяц и весь небесный свод.
Сливайте сине море, сметайте зелен лес.
Осточертело все мне, утерян интерес.

с английского
 
vyugaДата: Четверг, 12.02.2015, 22:11 | Сообщение # 8
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Репутация: 0
Статус: Offline
УЧАСТНИК номер  7

Р.-М. Рильке

Земля светла

Земля светла, и тёмен дом садовый,
Ты полу-шепчешь, чудо приближая.
В твою мечту вхожу я с чем-то новым
И серых дней отбрасываю стаю.

Люблю тебя. Лежишь в садовом кресле,
И руки спят твои в предзнанье,
А жизнь моя - серебряный клубок. И если
Ты властвуешь над ней - так отпусти вязанье.

Р.-М. Рильке

Лютня

Я - лютня. Если хочешь ты тело мое постичь,
описав своим красивым скольжением,
говори так, как говорил бы ты с Вдохновеньем
об округлении инжира. Преувеличь

ту темноту, что видна во мне. Это была
неясность Туллии. В ней стыдливости
было не так много. Озаренных волос тетива
была как светлый зал. Иногда не вынести,

Как что-то звучит от моего тела
в ее лицо  и поет во мне.
Потом натянусь я против Вашей несмелости
И наконец увижу моё отражение в ней.

Р.-М. Рильке

Воображаемый бег жизни

Cначала детство без запретов, без
конца и воли. Радость без названья.
Потом школярский ужас, страхов бес,
Паденье в искушенье забыванья.

Упрямство. Ломка духа своего
И месть другому, чтоб он занемог.
Огонь любви, тень сплетен вкруг него,
Победа и опять борьба, чтоб выжить смог.

Потом мы видим даль, где легкость, холод, тишь,
И Образ, нами созданный, растет.
Переведет дыхание. Старик. Малыш.
Все это видит Бог оттуда, где живет.

Стефан Георг

Ночь

Движенья дня есть вымысла потуги

Разорванные вялые картинки
Не нами позабыты ли тропинки
в лесу? И что стоит за пеленой ограды света?
Влиянье ночи, вымысел поэта.

За нас, утопших, молятся подруги.

Хотя мы помним, как стоят деревья,
Блестят в воображеньи, плыть не смеют,
Находят не забытый нами путь,
Чтоб охранить того, кого-нибудь.

Качается от этого Земля?

Я знаю сон. Я чувствую дыханье
Мое в тебе. Объятий  трепыханье,
Что смешивает наших тел полет
И скрыться  в темноте дает.

Ужасен ли союз, где ты и я?

Послушай ты, что бодрствуешь в пути.
Обвей меня цветком, чтоб не найти
Нам тот колодец, где течет вода,
И песен ливни льются без труда

Сквозь чащу радости и горя.

Напоминают нам тех песен звуки
Стон радости и неудачи стуки,
И, в опьяненье самым темным смыслом,
Мы растекаемся по древу, словно мысли

В приснившемся море.

(С немецкого)

Лаза Лазич

Март

Взволновав, теребя день,
Он коснётся изменчивой ранью.
Март приходит, как лев, его тень,
А уходит смущённой ланью.

Март коснётся зимы и лета
Мглистым озером, ветреной ранью,
Он приходит, как льва силуэт,
А уходит смущённой ланью.

Мягкость марта срывает ветер,
Все слышнее лета дыханье.
Март-как лев-самый злой на свете,
А уходит смущённой ланью.

Переростки-луга зеленятся-
Там нам кажется в охристой раме.
Март приходит как лев- все боятся,
А уходит смущённой ланью.

(С сербского)


Сообщение отредактировал vyuga - Среда, 25.02.2015, 10:36
 
ЯнушДата: Воскресенье, 15.02.2015, 03:53 | Сообщение # 9
Сержант
Группа: Администраторы
Сообщений: 22
Репутация: 0
Статус: Offline
УЧАСТНИК номер 8

Теннесси Уильямс

Хижина

Было в доме уютно, мальва кротко цвела…
Горький шепот не крался от угла до угла.
Солнце ярко сияло в переплете окна,
Но мужчину и бурю в дом впустила она.

…Нынче в хижине этой зимний ветер поет
Там, где двое грешили всю ночь напролет.
Белый дождь их дыханье выметает долой,
Словно ведьма седая – огромной метлой!

Перевод с английского

Генри Уордсворт Лонгфелло

Стрела и песня

Стремглав слетела с тетивы стрела
И с тихим свистом воздух рассекла.

Я сам ее на волю отпустил,
Но за полетом взор не уследил.

Слетела песня с губ – и в вышине
Легко промчалась с ветром наравне.

И, звонким эхом отзвучав вдали,
Исчезла где-то на краю земли.

В далекий дуб, звеня, вошла стрела.
Она была по-прежнему цела.

А песню, с первых до последних нот,
Мне сердце друга снова пропоет.

Перевод с английского
*
Аль-Хорезми из книги «Мухаббат-наме»

Газель

Приди, чаровница, внемли песнопенью!
В движении каждом таишь наслажденье.

Пылает, как пламя, рубиновый рот,
И розе подобно румянца цветенье.

В тяжелые ткани ты стан облекла,
О, дивный цветок, цветников украшенье.

Не ты ли, царица, мне яд поднесла?
Даруй же от жгучей тоски исцеленье.

Жестокая, вспомни, как были вдвоем,
Склоняла ты голову мне на колени…

Сегодня напрасно зовет Хорезми:
Скользнула и скрылась ты гибкою тенью.

О райская роза! Ты рвешься из рук;
Мольбы и уловок бессильны сплетенья.

Ты – пери. Ты солнечной властью своей
Пьянишь и приводишь меня в ослепленье.

Кокетливым взором разишь, как мечом…
О нежная, не совершай преступленья!

О многом желал бы пропеть Хорезми,
Но он умолкает, послушен веленью.

Перевод со староузбекского
*
Генрикас Альгис Чигреюс

*********
Бесприютными станут пространство и время,
Если не будет настелена крыша.
Кровля – лист, на котором мы все расписались
В любви к Отчизне.

Оглянись – и кольнут тебя прямо в сердце
Праздники и повзрослевшие дети,
Навсегда готовые разлететься
Из-под отчей кровли.

Вот тебе оттепель – песенка апреля,
Вот тебе оттепель – капли за стеной…
Медленно тикают часики капели,
Строго отсчитывая серый свет дневной.

Перевод с литовского
*
Юозас Масквитис

Очи, полные тоскою

Эти очи смотрят вслед с такой тоскою!
Я сравню их только с глубиной морскою.
Счастье и надежду молча обещают,
Если оступаюсь, то всегда прощают.

И на солнце полдня, и в провалах ночи
Все следят за мною любящие очи,
Все ведут как будто на вершину взгорья,
Все зовут упиться близким счастьем вскоре.

Мимо поля, леса – путь мой каменистый.
Путь такой далекий – взор такой лучистый!
Может, это мама глаз с меня не сводит
И в отцовском доме все к окну подходит?

Жар в груди несу я очага родного.
Ввысь взлетаю смело – вниз бросаюсь снова.
Но вернусь обратно в сад, такой душистый
По земле родимой, по траве росистой…

Перевод с литовского (жемайтийский диалект)
 
ЯнушДата: Среда, 18.02.2015, 07:27 | Сообщение # 10
Сержант
Группа: Администраторы
Сообщений: 22
Репутация: 0
Статус: Offline
УЧАСТНИК номер 9

Джон Китс

На первое прочтение чапменовского Гомера

Я странствовал по миру вдохновенья,
В ста царствах побывал у ста владык,
От западных земель ведя мой бриг,
Где  барды Феба чтят в вассальном рвенье.
Таился за туманом, в отдаленье,
Лишь славного Гомера материк,
Но свежим ветром  чапменовский крик
Забился в парусах воображенья.
И я возликовал, как астроном,
В чей взор вплывает новая планета;
Так Тихоокеанский окоем
Оглядывал Кортес и, сжав мушкеты,
Товарищи, в неведенье своем,
Молчали на Дарьене в море света.

Перси Биши Шелли

Англия в 1819

Монарх, от дел текущих в стороне;
Наследники, чья юность золотая
Распутна, как дороги по весне;
Чиновники – пиявок жадных стая,
Что присосались намертво к стране,
Довольством, словно кровью набухая;
Народ, гонимый с пашен прочь куда-то;
Бряцающий в ответ на всякий зов
Меч армии; возросшего трикраты
Безверия евангельский покров;
Закон – слуга насилия и злата;
Сброд неприкосновеннейший Сената, --
Все то гробы, чей мрак и тлен вот-вот
Свет славы воскрешающей взорвет.

Эмили Дикинсон

214

Я бражку пенную хлещу —
В жемчужинках черпак.
Из всех бочонков рейнских вин
Мне не надраться так.

Хмелею — воздуха глотнув,
Шалею — от росы.
Вбираю в кровь небесный жар
Все летние часы.

Из наперстянки вон  — пчелу,
И бабочка — уснет.
А я не стану меньше пить —
Совсем наоборот!

Чтоб — в белых шапках — клир святой
Смеялся — у окна,
Когда явлюсь — облокотясь
О солнце — в дым пьяна.

Уоллес Стивенс

Просто быть

Пальма у самого края сознанья,
Вне связи с последней мыслью, встает
В бронзовеющем  небе.

Златоперая птица
Поет на пальме – не для людей с их знанием,
Не для людей с их чувствами – странную чужую песню.

И ты сознаешь,
Что счастью не нужно никаких оснований.
Птица поет.  Перья ее горят.

Пальма на границе космоса.
Тихо трогающий ветви ветер.
Узких и длинных перьев  вспыхивающий  огонь.

Лина Костенко

Ван Гог

С одиночеством утро праздную!
Холод холода.  Тиши тишь.
Циклопически одноглазое
Небо пялится на Париж.
Ходит мука моя по грани!
Я царем царей был вчера.
А сегодня цветов пыланье
Засыпает  пеплом костра.
Краски мертвы. О, руки-страдницы!
Свет на рамах моих  распят.
Я – надгробье  на этом кладбище.
Кипарисы в небе горят.
Горизонт набухает грозою.
Ищут  кисти-борзые   след.
Черной тряской палеозоя
Перебило горный  хребет.
Втянут в неба круговращенье,
Я пастух, я деревья пасу.
В дня карманах, залатанных тернием,
К смерти я кулаки донесу.
Сумасшедший  истый – неистовый  –
Не Сезанн – не Гоген – не  Мане –
Что мне делать с собой – скажите вы –
Если столько меня во мне?!
«Он убогий,  в себе невольный» –
О себе слышу шепот я.
Не у вас –
Я у Бога…   вольный!
Доброй ночи, Свобода моя!
 
ЯнушДата: Суббота, 28.02.2015, 18:07 | Сообщение # 11
Сержант
Группа: Администраторы
Сообщений: 22
Репутация: 0
Статус: Offline
УЧАСТНИК номер 10

Дульсе Мария Лойнас (Куба, ХХ век)
 
БАЛЛАДА О ПОЗДНЕЙ ЛЮБВИ
 
Любовь, пришедшая поздно,
пошли мне просто покой.
Какими ты шла путями,
плутала тропкой какой?
Тебя не звала я вовсе
к последнему рубежу –
важней ли то, что ты скажешь,
того, что я не скажу?
Мертво холодное взгорье –
теперь я просто луна…
Пошли мне ночное море,
а роза мне не нужна.
Так долго ко мне не шла ты,
что ветер песни унёс.
Любовь тишины, утраты,
не надо, не надо слёз. 
  
СИНИЙ КУВШИН
 
Лишь тень скользнет по вершинам,
у тьмы и света на стыке,
пойду я с синим кувшином
собрать последние блики.
 
Вода у тропки отвесной
своею гладью покорной
поймает отсвет небесный,
поймает отсвет озёрный.
 
Волна замедлит движенье,
последний луч обнаружив,
и я коснусь отраженья –
прозрачных шелковых кружев.
 
И пепельный свет прощальный
навесит пóлог обманный,
печали сделав печальней,
туманы сделав туманней.
 
А там и тьма заклубится,
чтоб мир из шелка и света,
и то, что снилось и снится,
и даже кружево это,
наполняясь жизнью иною,
исчезли в сумрачной стыни,
и только зыбкой волною
плескались в синем кувшине. 
 
ВЕНГРИЯ ХХ ВЕК
(С венгерского)
 
Аттила Вег
 
СВЕТ КОЛОДЦА
 
Надо гумусом стать, перепреть в перегной, –
древний предок твердил в ожидании чуда, –
чтобы бренная жизнь стала жизнью иной
в храме бога Никто, приходя Ниоткуда.
 
Я иду по грибы. Вязну в черной воде.
Осень, топкую грязь я замечу едва ли,
потому что душой я витаю в Нигде,
бесконечность которого древние знали.
Но Нигде мне не внове – я там уже был,
прожил годы в гробах неухоженных комнат,
там за форточку голос голубки уплыл,
там балканские горлицы гулят и помнят;
там колодцы печальные где-то вдали,
крылья вымокших горлиц колеблются, рея, –
только дальние всхлипы иссохшей земли,
только гулкое эхо пустой галереи.
 
Если падать взаправду – так только со дна,
из глухой темноты, где толкутся растенья:
вон на столбике ртутном насечка видна –
там крылатое слово восходит над тенью,
сквозь Ничто и Нигде устремляется взгляд
в даль, где горе и память проносятся мимо,
белым голубем в воздухе вечном парят,
и не голубем, нет, а крылом херувима!
Там под древом библейским спит спальный район,
мир глаза закрывает, завесив оконца,
и мерцанье со всех обступает сторон.
Ночь. В глубинах колодца колышется солнце.

Ласло Вари Фабиан

ЧЕРНЫЕ СТАНСЫ

Черная пятница черной горы
черное солнце черной поры
трусы уходят черен их плач
черные всадники черный палач
черная плата черное дело
черная лебедь траур надела
черная полночь месяц потух
черная песня черный петух
черная копоть продажной души
черным вином свою боль затуши.

Черным предательством с черным: «Дарю!»
белый ягненок прижат к алтарю
чем ты гордишься черный пастух
черное сердце выжженный дух
в черном сиянье ночь проклята
черным проклятьем черного рта
тщетно кричу я в черную мглу
черная шлюха в черном углу
к ней умирая плотно прижмусь
черной мадонны черная грусть.

Колокол черный скорбь торжества
в черном невеста словно вдова
черная оспа сдавленный крик
в черном старуха черный старик
в черную глотку песни ушли
в черные недра черной земли
черные черти с черным хвостом
голубь белеет по-над крестом
о белокрылый между людьми
черную душу голубь прими!

Черной порошей стелется снег
черное время сумрачный век
черной вороне черного сна
черного сына мыть дочерна
черные стансы цедят своё
в лучшее сердце целит копьё
стих мой невесел черен мой день
выпьет пустыня черную тень
раны Господни в черной тени
белым сияньем светят одни.

НАКОНЕЦ-ТО

Одна голова на коленях у милой,
другую мне турок отсёк.
У стен Эстергома¹ мне стало могилой
то поле, в которое лег.

Четыре столетья мелькнули мгновенно,
и речь прогорела дотла,
растрескались зори, и рвань гобелена
на коврик собачий пошла.

Запрут магазин, и лошадка по кругу
заскачет под трубы Суда,
и ринутся башни в объятья друг к другу,
и в снег упадут города.

Всё встанет на место, вернётся в границы,
затухнет, замрёт, отлюбя,
и впредь приютит меня домик синицы –
синицы, убившей себя.

_________________
¹ Эстергом – древняя столица Венгрии
 
stogarovДата: Воскресенье, 01.03.2015, 16:27 | Сообщение # 12
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 11
Вильям Шекспир

Зима

(Из комедии "Бесплодные усилия любви")

Когда за дверью – грязь со льдом,
И дует на руки пастух,
И Том дрова заносит в дом,
И стынет кровь, и сводит дух,
В бидон вмерзает молоко… –
Вдруг, сыч – в ночи, недалеко:
«Ту-ху!.. »
«Ту-фьить!.. Ту-ху!..» – летит с ветлы! –
И Джейн, в поту, скоблит котлы…

Когда по крышам норд гремит,
И птиц, нахохленных – знобит,
И нос у Мэриан – забит,
Глаза – от кашля – из орбит! –
И пар – от яблок в чугунке… –
Вдруг, сыч – в ночи – невдалеке:
«Ту-ху!.. »
«Ту-фьить!.. Ту-ху!..» – летит с ветлы! –
И Джейн, в поту, скоблит котлы…

1598

с английского

Герман ГЕССЕ.

СТРАННИК


Слышен тяжкий вздох лесной...
Егеря – густые тучи –
Гонят с шумом душный зной...
Гром – все ближе и все круче…

Странник… Поле перед ним…
На полях житейской брани
Одинокий пилигрим
Был не раз унижен, ранен…

Дрожь охватывает лес,
Воздух желт и жгуч – до боли...
Пыль – клубами – до небес...
Это я – тот странник в поле.

1901

Герман ЛИНГ
(1820-1905)

БЕЛАЯ РОЖДЕСТВЕНСКАЯ РОЗА

Когда снега — со всех сторон,
И санный след — глубок,
И год на выдохе: сплетен
Рождественский венок,
Когда лишь мох шлет в пищу Бог -
Под снегом — диким козам, —
Цветет одна — бела, бледна —
Рождественская роза.

И ни цветка вокруг — лишь вздох
О прошлом: тлен и прах, —
Настырна, как чертополох,
Стоит — в мороз — в шипах
И — Солнца ждет: когда (вот-вот!..)
Оно  из белой бездны
Ей знак пришлет, что снег и лед
Надолго вновь исчезнут.

Едва ж ночей холодных мгла
Пойдет на убыль — вспять, —
В предвосхищении тепла
Она ложится спать.
И сладок он, могильный сон,
Блестят надежды слезы:
Весна придет к тому, кто ждет!..
Придет... разбудит розу...

с немецкого

           Поль ВЕРЛЕН

                 * * *
Над крышей – синий небосклон, – 
         Светло, печально...
Над крышей виден небосклон
         И – ветка пальмы…

И в этом небе – медный звон
         Церковный – тихий…
И с этой ветки льется звон
         Щемящий, птичий…

Жизнь – вот она, – всё просто в ней –
         Покой над крышей…
Стена... Шум города за ней
         Почти не слышен…

Скажи, – в слезах, в тоске своей –
          О, боги, где вы?.. –
Скажи, что с юностью своей –
          Что с ней ты сделал?!

с французского

Медведи
(Из Мурмана Лебанидзе)

Я в Худадовском черном лесу зимовал –
Там живем мы, забытые Богом.
Я в заснеженном, черном лесу зимовал –
До весны спал в снегу я глубоком.
Я в заснеженном, черном лесу зимовал,
И всю зиму я лапу надежды лизал
В тишине, вдалеке от дороги,
И теперь, по весне,
                         дикий раненый зверь,
                                       выхожу, наконец, из берлоги...

Там, в берлоге, осталась большая зима.
Там весна эта снилась мне часто:
Зажигаются почки – и сходишь с ума,
Когда – вдруг – загорается чаща!
Солнца шар золотой дразнит птиц высотой,
Кроны черных дубрав поджигает...
Новым мясом, и шкурой, и шерстью густой
Обрастаю –
                 и лета в лесу ожидаю....

Как любил я свой лес и медведей своих!..
Но когда мне хребет раздробило
И валялся я долго в крови – лес затих,
И зверье от меня уходило...
И я проклял свой род, и о смерти молил,
И когтями я землю царапал,
Когда видел, как бурые братья мои
Через горы-холмы, растворяясь вдали,
                                    переваливали косолапо...

Лишь один шел за мною по следу в траве –
По кровавым чернеющим знакам, –
Лишь один он нашел меня в рыжей траве,
И щекой меня трогал, и лапой...
И медведей медведь – на весь лес – обревел,
И лизал меня долго, и плакал...
Лишь один он нашел меня в рыжей траве,
И щекой меня трогал,
                                 и лапой...

Я в Худадовском черном лесу зимовал –
Зарывался подальше, поглубже....
Я в заснеженном, черном лесу зимовал –
Но внезапной весной был разбужен.
Я в заснеженном, черном лесу зимовал,
И всю зиму я лапу надежды лизал
В тишине, вдалеке от дороги,
И теперь, по весне,
                      я, израненный зверь,
                                     выхожу, наконец, из берлоги...

Хватит злости сломать самый сильный платан!
Хватит силы любому ответить!
Знаю – встречу медведей, сполна им отдам!
Знаю – встречу я друга-медведя.
Солнца шар золотой дразнит птиц высотой,
И земля по оврагам прогрета...
Новым мясом, и шкурой, и шерстью густой
Обрастаю –
                 и лета жду, лета!
 
stogarovДата: Воскресенье, 01.03.2015, 16:29 | Сообщение # 13
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Прием произведений закончен
 
Форум » Общий форум » сезон премии 2014-2015 » Выдвижение в номинации "Переводы поэзии" сезон 2014-2015 гг.
Страница 1 из 11
Поиск: