Понедельник, 20.11.2017, 12:10
Приветствую Вас Гость | RSS

ЖИВАЯ ЛИТЕРАТУРА

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 6123456»
Форум » Архив форумов » Архив номинаций » Номинация " ПОЭЗИЯ" сезон 2013-2014 (размещайте тут стихи, выдвигаемые Вами на премию)
Номинация " ПОЭЗИЯ" сезон 2013-2014
stogarovДата: Суббота, 16.11.2013, 14:20 | Сообщение # 1
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
В номинации "ПОЭЗИЯ" по каждому номинируемому принимаются  5 произведений  общим объемом до 300 строк.
Выдвижение анонимное, в начале поста со стихотворениями  номинатором
ставится  порядковый номер: участник номер 1, 2 и т.д.
 
stogarovДата: Суббота, 16.11.2013, 14:22 | Сообщение # 2
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 1

Метель

Разыгралась под утро метель.
Я не спал и сидел у окна,
И смотрел, как кружит карусель
Вихрей снежных, и мглы пелена.

Ниоткуда явилась печаль,
А за ней притащилась и грусть.
И без них мне себя было жаль,
А теперь, я боюсь, разревусь.

Разыгралась под утро метель,
Завывает и в окна стучит.
И давно уж остыла постель,
Что твой запах доныне хранит.

Нежной музыкой в сердце звучит,
память мыслей - печали свирель.
Взгляда влага, и дали магнит,

и никак не уймётся метель.

Мы с Марусей

Можно, чуть-чуть посижу у тебя на крылечке?
К теплым ступенькам холодной рукой прикоснусь,
Буду смотреть, как туман вырастает над речкой,
Ждать, что придешь обязательно,правда, Марусь?
Вечер спокойный придет, неожиданно теплый.
В ласковый звон тишины с головой окунусь.
Вот уже солнце закатное в речке утопло,
Я не спешу,подожду еще, слышишь, Марусь?
Вот и звезда замерцала над старым забором,
Скоро, надеюсь, рукой до нее дотянусь.
Но засиял небосвод разноцветным узором,
И не найти мне заветную, жалко, Марусь!
Ночь на дворе, остывает ступенька крылечка,
Но ты не думай, тебя я конечно дождусь.
Может быть в этот раз вышла такая осечка,
Мы обязательно встретимся, правда, Марусь?

Сентябрьское

Опускаются холодные туманы,
И сентябрь приходит не спеша.
Но печалиться, наверное, не стану,
Пусть играет осени душа.
Небо ясное, лишь облачко над нами,
Но напрасно дождик будет лить.
Тихой осени оранжевое пламя
Никаким дождем не загасить.

Любовь осенняя

Идем по листьям, шелестящим под ногами,
Играет ветер шаловливый.Ну и пусть!
Мы не одни,незримо вместе с нами
Любовь осенняя,чарующая грусть.
Пусть ныне не весна, пусть осень золотая,
И даже возраст не весенний.Ну и пусть!
Ведь будет долго,я, наверно, это знаю
Любовь осенняя, чарующая грусть.
На ветке лист трепещет пламенем багряным.
Вот -вот сорвется, сгинет.Ну и пусть!
Она пришла ко мне, не поздно и не рано,
Любовь осенняя, чарующая грусть.

Осенние хороводы

Вот такое вот чудо,
Вся трава в серебре,
Груды золота всюду,
Лес в цветной мишуре.
Разбросали наряды
Две березки в саду,
И стоят, как наяды,
У людей на виду.
Только ветер холодный,
Как его ни проси,
Все ведет хороводы
По осенней Руси.

(номинатор geber)
 
stogarovДата: Суббота, 16.11.2013, 14:30 | Сообщение # 3
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 2

Вспомни обо мне..

Вспомни обо мне и наяву
Заискрится небо звездопадом.
Темноглазо я к тебе войду
И безмолвно-тихо сяду рядом.

За окном струятся вниз
Лунные мои к тебе дороги.
В ветер нежно и навек вплелись
Тихие на клумбе недотроги.

Пусть уносит ветер далеко
Все, что жду и что уже случилось.
Мне сейчас так тихо, так легко,
Потому-что я тебе приснилась.

Твой часовщик

Как сегодня стучит твое сердце..
Я думаю очень спокойно.
Давно уже стрелки-умельцы
Для нас простучали:-Довольно.

Я помню, как ты уходил,
Запутавшись в старом квартале,
Где разные мысли и чувства
Тебя, как всегда предавали.

А, может быть, нам и не нужно
Ни сполохов ярких, ни тайны.
Не нужно, чтоб были послушны
Мечты и слова и желанья.

Я буду, как твой часовщик,
В заляпанном солнцем халате
И кто к циферблату приникнет,
На счастье пусть станет богатым.

И, может быть, я подарю
Слова,что тебе и не снились,
Как волны одна за другой
На берег красиво ложились.

И, может быть, я пригожусь
В том давнем, забытом отсчете.
К тебе я уже не вернусь.
Вернутся лишь волны и ноты.

Вам письмо о любви

В Крещенские морозы, поутру,
Плетет Зима серебряную косу.
Услышать душу я ее могу.
Но,не отвечу на ее вопросы.

Когда-нибудь, она сама поймет
Слова из этой милой песни.
Но,мой покой сегодня не тревожь.
Еще немного и мы будем вместе.

Сегодня, в этой терпкой темноте,
Во льдах хрустальных, розы расцветают.
Они из снега. В синий тишине
О звездах дивных песнь свою слагают.

К ним не ходи. Они - ничьи.
Они во льдах  о вечности мечтают.
Приходит ветер - и уже, они
За ним вослед влюбленно улетают.

У той реки..

У той реки, где ветер свистом
Зовет ушедшие мечты,
В руках,с кленовым желтым листом,
Скажу тебе:-"Меня прости".

Мне у реки о чем мечталось,
Не спросит мой смешной чудак.
Зачем-то долго не смеркалось.
Зачем-то было все не так.

Как легковерно мне досталось,
Без слез, без встреч и без разлук,
Любить тебя. В ответ лишь малость:
Вода и камешек и круг.

Cиница

Я окажусь, с судьбой играя,
Синицею в твоих руках.
Себе искать переставая,
В разбитых старых зеркалах.

Не дрогнет тихо половица.
В глазах не отразится свет.
Скончалась тихая синица.
И тает журавлиный след.

Мои ли черные ресницы
С ума сведут опять. Опять
Отдай тебе все мира лица -
Мое лишь будешь вспоминать.

Ну, все. Какая нам дорога?
Вино, кольцо..Все, нечего.
А ты вчера стоял так строго,
Я плакала в твое плечо.

Кому еще судьбою стану?
Снега. Тарковский. И постель.
Ту ночь, когда чужою стану,
Укроет белая метель.

Не скрипнет тихо половица.
В глазах не отразится свет.
Скончалась тихая синица.
И тает журавлиный след.

Подари ей паруса

Моя любовь с небес к тебе придет
И ляжет верно на твоем пороге.
Она светло, торжественно и строго
Губами к сапогам твоим прильнет.

Ты подари ей мачту, паруса
И пусть она обратно убывает,
Чтоб знала я, что так всегда бывает,
Когда душа измотана до дна.

Ночь

Дикая груша, заброшенный дом.
Я и мое вдохновение.
Тонко споет в старом доме моем
Ночью сверчок о забвении.

Стол в лепестках. Опадает нарцисс.
С ним то все ясно и просто.
Снова всю ночь будет маяться пес
И старый клен у погоста.

(номинатор Ирина)
 
stogarovДата: Суббота, 16.11.2013, 16:52 | Сообщение # 4
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 3

Милосердие

Милосердие – не милостыня.
Не смиренным раздача хлебов.
Оно на слезах выстояно
Матерей,
Молящих богов,
Во спасение, – ангела ниспослать.
Снегокрылого, беззвучно парящего –
Словно агнца – милого, кроткого.
Рушник бы постлать,
Из любви сотканный,
На лоб изувеченному, спящему.
Он боль отпустил в небеса, на волю,
Забывшись в кокаиновом киселе,
Истекая кровавой солью.
Вчера – плотник в таёжном селе,
А завтра – обуза,
Седалище на култышках…
Это ли твоё милосердие, Всевышний?
Не слышит, захлопнул дверцу.
Не тереби свои крылья, ангел, слышь-ка!
Тоже молчит.
Когда кормят из сердца –
Наверное, - слова лишни.

Монолог друга за кружкой пива в летнем кафе в Лондоне

О штакетник чёрный дятел
раздолбал всю голову.
Гея в пабе в кровь забили
выпендюрив голого...
Стайка наглых голубей
на проезжей улице
обожралась отрубей,
заставляя хмуриться
раннего прохожего,
как две капли молока -
на тебя похожего.
Будет день и будет ночь,
Хмурь пройдёт и оттепель...
Выросла паскуда-дочь,
ну а мне-то, что теперь??

2001 г.

Крещенские воды

Иорданит – мелководный библейский ручей,
Младший отпрыск реки Иордан,
Что закончит свой бег в Мертвом море.
Ключ-шептун…Голыша не остудит.
Лишь по груди - Марусе из Пскова,
Что к закату креститься решилась.
Рыба замерла в водах священных;
Всяк входящему трётся о ноги.
Как бы просит – о, добрые люди!
Примирите араба с евреем!
Прав ты, Сухов, что только в Тарусе
Солнце греет. Чужое - в пустыне.

  *   *   *

Двор замощен истлевшим забором,
Павшим ниц, будто гости у Вакха:
Лишены предрассудков и страха
Оказаться у жизни за бортом.
Вдоль останков ограды, – репейник –
Торс реликтовой смоквы в обхвате!
На задворках, в заросшем окате –
Неотмытый заброшен сотейник.
Полусгнивший колтун из осоки,
Оверложенный порослью новой;
Падаль слив; урожай -  хоть и плёвый,
Но сгодился б в варенье и соки.
Гон кротовий: под вишней – окопы.
Переспевшие ягоды в крышу,
Восхваляя и Раму и Кришну, -
Ритм вбивают на табле синкопом.
А плоды растекаются флудом;
И Резанов вещает на идиш:
«Ты меня никогда не увидишь,
Я тебя никогда не забуду…»


Хрупкое детство

Хрупкой стеклянной игрушкой;
сколотой с краю тарелкой;
сгрызенной мятною сушкой;
с ужасом Белки и Стрелки, -
в круглом, нелепом скафандре,
с калоприемником сзади;
напоминающий панду, -
Я отправляюсь в детсадик
в санках, сквозь ветры, влекомый
непохмелившимся батей –
утром, маршрутом знакомым...
«Пап! Может, всё-таки, - хватит?».
«Тихо, сынок. Всё в порядке.
Есть два часа до работы.
Что я – пентЮх неопрятный,
Или упьюсь до икоты??
Только – стаканчик портвейна…
На-ка, - пожуй. Это – вафли…
Помню – над Вислой и Рейном:
Жопу надрали Люфтваффе…»
И, - п о н е с л о с ь…До обеда.
Тыща сто пятая притча.
Лекции – папино кредо,
Если он выпьет прилично.
Если же трезвый – то тихий;
Я бы сказал – удручённый,
Больше похожий на психа.
Злой интроверт нелечённый...

Мама – в тетрадках на кухне.
«Щёлк…» - дверь закрыта за нами.
Слёзы обиды; распухли
веки над злыми глазами.
«Гад! Паразит малохольный!!
Сына угробишь, малышку!
Мучить нас будешь доколе?!..»
«Ну, мать – хватила ты лишку…
Он у меня заправлялся:
Супом, ватрушкой творожной…»
Батя в усы улыбался
Глупой, размякшею рожей.
«Правда, - молочные пенки
Вытошнил позже в сортире…»
«Эх, ты… – бесстыжие зенки!
Вот угораздило! В мире –
С о т н и,  м и л ь о н  кавалеров!
Взять, для примера, хоть вдовых:
Вон, с двадцать первой, - Валера…
Или из пятой – Штин Вова…»
"Слушай – про Вову с Валерой –
Лучше не надо! З а с р а н ц ы!!
Ты расспроси бабу Веру
Как они шарили в ранцах
немцев, раскромсанных миной:
Кольца, часы и блестяшки…
Я же – порвал себе спину
В Мурманске, в лётной куртяшке…
Если б не пили, - то сдохли
Прямо в конвое над морем…»
…ахи, и крики, и вздохи…
Мать, убиваясь от горя, -
пОит меня рыбьим жиром;
капает всем валерьянки…
«Худо ли, бедно – ли, - живы…
Вить! Завязал бы ты с пьянкой!..»
 
stogarovДата: Суббота, 16.11.2013, 19:18 | Сообщение # 5
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 4

***

погибшим подымаешься в пол-пятого
сидишь и ждешь как полный идиот
когда она в мифическом саратове
на кнопку равнодушную нажмет

прикинешься и опытным и твердым
пошутишь, похихикаешь, наврешь
а на уме мальчишеские бедра
и щиколотки тонкие как нож

но временами встанешь среди дома
придавленный упавшим потолком
почуяв как светла и незнакома
она тоскует где-то по другому
у зеркала немого босиком

***

мы можем быть с тобою откровенны?
ведь мы другу другу отворяли вены
и кровь освобожденная текла
и остывала в пасти у стекла
я дергая небритым кадыком
опившийся летал под потолком
в кромешной тьме ты не дыша лежала
прохладная как лезвие кинжала
ночь шелестела будто простыня
я был в тебя налит
а ты в меня

скажи о чем мы думали родная
податливые крылья обминая
когда любовь как бабочку в конверте
заклеили и подарили смерти

про лето

Помнишь ли лето - прет как ракета
Все с головами насквозь
Ловят уклейку, спят на скамейках
Водку целуют взасос ?

Пачкают семенем, врут не краснея и
Что-то орут, не поймешь
Псиной разят и в парах керосина
Травят лобковую вошь ?

Тонут в стакане, любят по пьяни
Плачут под кайфом, друзей веселя
Капают оловом, плавают голыми
Все начинают с нуля ?

Лето короче, чем сигарета
Звонче, чем выпавший нож
Разве не помнишь - небо наотмашь
Песня и жизнь невтерпеж ?

* * *
каникулы прошли: попрятались коты
зима, как молоток, над Ратомкой нависла
оскалились канав обметанные рты
да ежатся мостов кривые коромысла

жестянка дребезжит стрекочет храповик
выплевывая лед ветрило шепелявый
докурит до усов, поправит дробовик
и пустит по кустам сипящих волкодавов

цинготный календарь тощает до костей
дрожащие леса в потеках киновари
тоскует листопад рыдает коростель
под окнами стоят таинственные твари

у мух анабиоз у времени рахит
хромают умирать заморенные числа
и пристают к ногам искрящие стихи
лишенные тепла, названия и смысла

***

Как бесноватые пророки
Натужно выли водостоки
Лилась лиловая вода
Весны белесые молоки
Домам забрызгивали щеки
Сияли лужи как слюда
И навалившись на ограды
Хрипел захлебываясь сад
Жестикулируя с досадой
Как будто чем-то виноват
Упрямо с самого утра
Текло сегодня во вчера
Сырые тяжелели строки
Часы отсчитывали сроки
Латунным клацая нутром
И жестяной пиная гром
Бежал мальчишка одинокий
С эмалированным ведром

***

Летят с пустых небес
Прозрачные тела
Натягивает лес
Рубашку из стекла
И как левиафан
Из невесомых вод
Кустарники туман
Переползает вброд
Заглатывая плес
В белесое нутро
Он лижет будто пес
Речное серебро
В оправе камыша.
И хлюпает слегка
Размеренно дыша
Заснулая река
Мне влажным языком
Ночь вылижет лицо
Когда я босиком
Залезу на крыльцо,
Куда ложится тень
Стоящего впотьмах
Удильщика людей
В болотных сапогах
В руке его лоза
Крючки и поплавок
И ест его глаза
Махорочный дымок
Под мотыльковый пляс
Собачий тонкий вой
Он поджидает нас
Качая головой

***

у ключицы бьется нить день желтей горчицы
я не знаю как мне жить вот бы научиться
кто мне сделает укол облегчит страдания
я ложусь на белый стол для переливания
в воду старого Днепра в тайное движение
перелей меня сестра сделай одолжение
он так тихо тихо катит в теплые лиманы
а с меня пожалуй хватит до свиданья мама

***

Из чьей-то кухни - "Oh, darling"
А со двора - фигурный свист
Там тополь мой пирамидален
Там клен поджар и мускулист

Конечно, я не так фигурист
Как, скажем, ясень или вяз
Курю "Столичные", сутулюсь
И долговяз, и долговяз

Зато мне ведома причина
Что вызывает скорбный свист -
Идет под липами Ирина
С глазами, будто аметист

И малолетки, замирая
Робеют тявкнуть что-нибудь:
Им невозможный воздух мая
Проткнул мальчишескую грудь...

Как сонная река

твоя любовь как сонная река
течет во тьме ворочаясь слегка
в ее утробе угольные кони
отряхивают гладкие бока

громадна необьятна и черна
твоя любовь, ни берега ни дна
когда она затопит эту местность
ложись и спи - то не твоя вина

как дети растерзавшие жука
как теплый нож в руке у мясника
как пуля в магазине автомата
твоя любовь ни в чем не виновата

ЖИТЬ ЛЕГКО

(кириллу)

миллионами кадил
сад дымился и чадил
пес приблудный мокрым носом
мне ладони холодил

думал я опять война
время смерти время сна
одному в прошедшем лете
нет мне места ни хрена

ты как тонкая игла
беспощадна и мила
прямо в сердце уколола
подойдя из-за угла

переулка нож кривой
ров задернутый травой
я твоим бывал однажды
но теперь я снова твой

* * *

осень в апельсиновом трико
сигареты спички молоко
люди самолёты пароходы
небо пусто море глубоко

альпинисты падают с моста
спутники глотает пустота
чёрные как мухи террористы
наполняют людные места

ураган сметает города
в вазе засыхает резеда
клёны расстреляли все патроны
и умрут без славы и стыда

на часах один без десяти
ключ потерян нечем завести
уходящим навсегда из дома
на прощанье радио свистит

ни шагов ни писем ни звонков
жить легко и умирать легко

Подводная звезда

Случится день – неясный, неземной
Придёт вратарь заколотить ворота
Закурит клевер золотая рота
Ссутулившись у ямы выгребной

Замедленная кошка на углу
Запрыгнет на гремучий подоконник
Почуяв в искажении гармоник
Как воздух уплотняется в смолу –

Тогда я непременно подойду
И вытащу из мусорного бака
Опутанную туловищем злака
Намокшую подводную звезду

И выгнутся деревья, как оглобли
Плеснёт лиловым светом из глубин
А замерший нетрезвый гражданин
Промолвит уважительное: «Во, бля...»

***

Там, где босым Боженька проходил
По зыбучей границе сна
Пролегла на небе
Среди светил
Золотая моя струна

Самолеты, птицы и стаи звезд
Задевают ее цевье
И тогда дрожит
Как утиный хвост
За грудиной сердце мое

Если чую запах июльских трав
Залихватский
Щеголий свист
То иду, дороги не разобрав
Умоляя: не оборвись

Я не видел мир
Я не понял суть
Я не выпил себя до дна
И покуда ноги меня несут -
Чуть потише, моя струна

С ножом для колки льда

Любовь приходит за тобой
С ножом для колки льда
Весенней ночью голубой
Прозрачной, как вода

Любви не положить предел
Как крепость, пал твой дом
А ты, чудак, ее хотел
Оставить на потом ?

Ты думал это не она ?
Что ты неуязвим ?
Теперь ворочайся без сна
Под каблуком любви !

Лежи с улыбкой дурака
На свете всех простив
Лови текущий с потолка
Бессонницы мотив

Живот в крови - нащупай там
Отточенный клинок
За что страдаешь - знаешь сам
Не жалуйся, сынок !

Темно кругом. Любви глагол
Ножом для колки льда
Твою скорлупку пропорол
Без страха и стыда

Зови на помощь, не зови -
Спастись не хватит сил
Тебе не жить, пока любви
Долгов не погасил

***

Однажды утром в яблочном дыму
Решив, что ты не должен никому
Ни капли крови ни глотка любви
(Какую хочешь рифму назови)

Походишь, вынув сердце из груди
Очнешься и велишь себе - иди
Туда где те, что любят и любили
Тебя, не выбирая или-или -

Отдай им жаркий цвет, соленый вкус
Густого мая заполошный пульс
Звезду отдай указывать пути

И береги их сон в твоей кровати
Где под окном, измученный астматик
Задушенно компрессор тарахтит...
 
stogarovДата: Суббота, 16.11.2013, 21:33 | Сообщение # 6
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 5

**
Это запах погрома и дождь за окном.
Пустяки, крохоборы, кликуши, калеки.
Это кухня вонзается в мой окоём,
И зрачок расщеплён этим видом навеки.

Глажу стены, люблю тараканий уют,
Знаю мусор в ведре лучше линий ладони.
Здесь всегда оскверняют, юродствуют, пьют,
Но уходят от самой смертельной погони.

Немой пейзаж

Мир хочет выслушать пейзаж
Но как ему сказать
И не болото и не кряж
А так себе тетрадь

Цветут цветы помимо букв
Кусают комары
А солнце скатывает в угол
Потом в тартарары

И только аист аутист
Витает в облаках
Пока закат дрожит как лист
В осиновых руках

Пока возьмёшь и неотдашь
Последнюю черту
Невыговаривай пейзаж
Держи его во рту

Крес

Приходит доктор говорит
На птичьем языке
Пускай журавль ушёл в зенит
Синица в кулаке

Симптом симптом ещё симптом
Потом метемпсихоз
Но ни об этом ни о том
Уже ненужно слёз

Больной ничтожен как цветок
Здоровый как песок
И оба смотрят в потолок
Уже без задних ног

Несбыточные сны увы
Бессильные силки
И тише славы и травы
Могилы коротки

***
Потрогай рукопись рукой.
Она на ощупь хороша.
Слегка погладь. Глаза закрой.
Букв не буди. Пусть спит душа.

Душа – неграмотная тварь
В силках словесного старья.
Погладь по холке, но не шарь
В ошибках против бытия.

Душа бесправна и права,
А буквы закрепощены.
Но ветер – и шуршит трава
От поднебесья до стены.

И рукоблудие нежней
Ночного чтения. Рука
Завидней взгляда. Суховей
Испепелит исподтишка.

***
Когда ты криво кружишься,
Взбиваешь воздух в визг,
Задень меня до ужаса,
Защекочи, зарвись.

Пусть танец тоньше трещины,
В которую скользнёт…
Друг другу мы завещаны,
Как наш наоборот.

Не зря одно забвение
Маячит на носу:
Предел и преткновение
Застыли на весу.

Сыграй в груди, горошина!
Нам одурь неспроста.
Жизнь, что на нас наложена,
Легка, как пустота.

* * *
...и свет пропет.
К. Д. Бальмонт

Окончив школу вступая в жизнь
Ступая по пятам
Как будут розы хороши
Знай нас узнаешь сам

Пусть горький университет
Блистает кривизной
Самознание растет
За самый дальний ноль

Заводы стройки вензеля
По коридорам нив
Как сука вертится земля
За хвост ловя мотив

Какая разница куда
Какой и никакой
Не стоят трупа и труда
Вода и алкоголь

Кто подкаблучник кто подлец
Кто вытертый калач
Считай по осени овец
И ничего не значь

Проходит двадцать тридцать лет
Сквозь тление и сон
И мир по новому воспет
Но всё же в унисон

В пучине каждого следа
Забыт и срам и стыд
Пока врождённая вражда
Посмертно отлетит

* * *

Волосомоин подмигнул,
И Скорлупеев поднял бровь.
И ветер их перевернул
И запер книгу на засов.

Ладонник не могла войти,
И Туглин припадал к окну,
Кусал стекло. И взаперти
Те двое отошли ко сну.

И снился им единый сон.
С листа на лист они текли.
И их словесный перезвон
Сливался с пением вдали.

И паутина оплела
Их фонетические швы.
И смерть вонзилась, как стрела,
В средину, в сердце их молвы.

** *

Анализ снам не поддаётся
А смерть не видит дальше носа.
Цветут глаза на дне колодца
И день спускается с откоса

И дальше славится лавиной.
Но по пятам ползут потёмки.
С чужой дражайшей половиной
Выходит и стоит у кромки

Ещё белеющей горячки
Расстроенный Волосомоин.
В его руках дрожат подачки,
И он действительно расстроен

Меж плотью, словом и предтечей.
Тут и Ладонник не поможет,
Когда состав не человечьей,
Но предстоящей сутью гложет.

* * *

Марайте бумагу, постель и судьбу,
Пока шевелится язык в синеве.
Уж если нащупал у речи резьбу,
Нельзя отвертеться в морёной молве.
Пусть: клятва, проклятие и клевета.
Отмерьте семь раз по-живому сырьё.
Была или нет под рукой пустота, —
Другой не бывает, хоть режьте её.

***
Однажды на дне оврага
Подставил себя закату.
Лавина дневного праха
Трепала меня до упаду.

В гнилую траву унижен,
Я замер почти в болоте
И стал сам себе не слышен,
Как будто душа в отлёте.

И только трава дрожала,
Как страх моего тела,
Но всё за меня знала
И всё за меня спела.

***
Я не верю в то, что я знаю,
Слишком много вокруг частей.
Всё бессмысленней повторяю
Окончания падежей.

Как чужие, сжимают руки
Этот косноязычный грех.
Громоздятся в кощунстве звуки
И немеют одни за всех.

А слова уже бесполезны
И во рту невпопад скользят.
Вырываюсь из этой бездны,
Возвращаюсь к тебе назад.

Не найти ничего заветней.
Запах пота сбивает бред.
Обречённость влачится сплетней,
Добровольно сходя на нет.

Ты сжимаешь мой рот губами,
И уже невозможна речь.
Так справляются со словами,
Чтоб хоть внутренности сберечь

ПОВТОРЕНИЕ

И. Л. М.
 
Всё в жертву памяти твоей
И это всё есть смерть
При кликах поздних журавлей
В разорванную твердь
 
Небытие кормить с руки
Мне больше не с руки
Все расстояния близки
Описки и пески
 
Душа ложится на порог
И не переступить
И мир во мне к себе оглох
И обрывает нить
 
И цель по новому мертва
Без дрожи без улик
Покрыты инеем слова
Белеет черновик
 
Немеют птицы по утрам
И падают сквозь лёд
Над ними замерзает шрам
Но длится перелёт
 
И небо вдребезги до дна
Навеки как орех
То вместо всех ты ни одна
То нет тебя за всех

КАРМА, ИЛИ НЕ В КОНЯ КОРМ

Записанная в книги пустота
Давно из пальца высосана в души.
Висит везде везучая звезда.
Кого к ответу притянуть за уши?
 
А ямбы... Я бы мог... Да не судьба.
Язык ещё не хочет быть отпетым.
Откинуть пряди вымысла со лба
И наклониться над бездонным светом.
 
В нём пляшут бесы — ноги набекрень —
В кромешном двуязычном тяготеньи,
И грешники отбрасывают тень,
И праведники ловят эти тени.

***
Ленивая любовь стекает по складам.
Мы смотрим только вниз, в уже большую лужу.
Она дрожит, чтоб мы слились назло чертам.
Пусть всё сгниёт внутри – мы веруем наружу.
 
evelinaДата: Воскресенье, 17.11.2013, 04:08 | Сообщение # 7
Сержант
Группа: Администраторы
Сообщений: 38
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 6

ВСЁ-ТАКИ ЖИЗНЬ

«когда б вы знали, из какого сора…»
А.Ахматова

…терпенья терапия. Крен ремонта.
Электросети местной слабый свет.
Настойка валерианы, и в Торонто,
поскольку визы нет, не купленный билет.
Мне некого любить. Любовь – литература,
а жизнь – она есть быт, и грязи с пылью микс.
Мне некуда спешить, ямщик, напейся сдуру,
и лошади твои, и сам ты – только текст.
Зелёной вазы крик неслышный, красным розам
в цвет красный стул, июльской полумглой
отполированный. В тяжёлых летних грозах
забрезжил выход, мне подсказанный метлой.
К чему любить? Ведь сколько не старайся
по-человечьи жить, убьют, а не дадут.
Мети метла, лети, перо. Смиряйся
с осколками часов, с песчинками минут.
А всё-таки есть жизнь в последствиях ремонта,
коль, мимикрируя под разный пёстрый хлам,
под высохший цветок, под сумрак заоконный
являются стихи, пусть с горем пополам.

***

GORGE DE LA  MEOUGE

C камня террас белo-
cнежных, как мел,
льётся поток, точно вьющийся уж.
Видно, Господь меня в сказку привёл
за руку – в Горж де ла Мьюж.
Южная Франция. Синька небес.
Прачки небесные вволю плеснули
синьки, не пожалев на навес,
туго натянутый над караулом
сосен, стоящих построчно, в ряду.
Сосен, звенящих - во сне, наяву ли?
Если когда-нибудь в рай попаду, -
уж не сюда ли? Меня завернуло
лето само в разноцветный букет
белых ромашек с цыплячьей макушкой,
в россыпь гвоздик, красный маковый цвет,
в розовой мальвы горящие ушки.
Быстрой воды детский лепет и вкус,
сладкий, как нежная млечная пенка.
Ива плакучая. Зной. Барбарис.
Ветер. Скала. Облаков летка-енька*.

***

НОЯБРЬ

Здравствуй, ноябрь, диктующий крупно
солью зернистой минуты, секунды!
Здравствуй, приятель, с характером трудным,
в небо вставляющий камни-корунды,
чтоб не сломались и не заржавели
старых наручных часов механизмы,
чтобы не гнили поля и не прели,
дряхлых очков протирающий линзы.
Здравствуй ноябрь, целительный месяц
прозы кладбищенской, псовой охоты,
ссор, расставаний за сутки раз десять,
с постной ли пятницы, с отчей субботы.
Месяц ноябрь, на окраине нашей
ходит с котомкой, с ружьем за плечами,
глаз, следопыт, не спускающий с пашен,
к вечеру выспавшись, бродит ночами.

ЛИАНОЗОВСКИЕ ПРУДЫ

Под застройку закатаны насмерть пруды.
Под дождём они из-под земли проступают.
привидением чистой зелёной воды –
- Видишь пар от земли? - лёгким облаком тает.
Тяжелы лианозовским землям дома:
ни вздохнуть в феврале, ни оттаять к апрелю;
из расщелин асфальта траву выдувать
все трудней, не справляются с прелью
…вот на детском ведре, красной бусиной, жизнь
лакированной божьей коровки...
- Чем угодно клянись, как угодно божись,
что не будет здесь этих коробок!
- Ты скажи, а дома здесь стоят – навсегда?
- До поры, до скончания века
моего, твоего, сын. И будет вода
проступать, как слеза из-под века.
- Высыпай свой песок, и пошли, брат, домой…
…видно, памяти старое русло
под дождём воскрешает горячий настой
разнотравья, густой, точно сусло.
И я снова в пруду, я барахтаюсь там,
где чешуйчата кожа в царапинах ярких,
где на всех ещё хватит, с листвой пополам
наворованных яблок,
Где не надо ещё прорываться во сне,
в забытьи, в прокаленное солнцем,
то пространство и время...
ни
каплей – коснись
той воды – уже не уколоться.

***

На перекрестье света окон двух –
загадочнее всех церковных таинств –
в который раз я укрепляю дух,
вернее укрепить его пытаюсь.
Как мне спастись от юношеских дум,
куда мне от экземы этой деться?
Не облегчают душу и недуг
ни детства косолапого соседство,
ни луга буколический пейзаж
вдоль берега, к которому не сплавать
от берега, на коем только пляж
(на кой он мне, безродной и бесславной?),
ни сада плодоносная пора,
его открыто дышащие поры,
и ни дождя весёлый тарарам,
подхваченный зелёным косогором
с неистовством и жадностью двух тел,
дорвавшихся до ласки - наконец-то…,
ни гром, который важно продудел
музЫкою классической, немецкой.
Под перестрелкой молний в окнах двух,
как под огнём родительских проклятий,
мне б выстоять! Надежда, боль, испуг
сцепились так во мне, что не разъять их.


Программную статью М. Ромма о премии читайте тут

http://www.era-izdat.ru/live-literatura.htm

Положение о премии читайте тут:

http://www.era-izdat.ru/live-literatura-premia.htm

 
stogarovДата: Четверг, 21.11.2013, 13:52 | Сообщение # 8
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 7

Павловский парк

Пройдись по Павловскому парку
Среди неприбранных аллей
Походкой лёгкою дикарки -
Татарской девочкой моей.

Послушай лес, с тем лесом схожий
И тишину, и хруст сучка…
Так воздух густ, что чуешь кожей
Осенний трепет мотылька.

Теперь туман плотней и гуще
Течёт над волглою травой,
И по утрам безмолвны, кущи
Стоят с понурой головой.

Медлительна вода в каналах,
И вольно ряски разрослись.
Дряхлеют листья, вянут травы
- осеннее движенье вниз

К земле. Всё ближе, всё теснее,
Вжимаясь, уходя под спуд…
Дворцы темны. И всё яснее:
Теперь здесь больше не живут

* * *

Все ближе к заветному краю.
Все дальше от шкурных оваций.
В синеющем вечере тают
Цветы белоснежных акаций.

Посёлок забрызган закатом.
За крышами плещется море,
И слово написано матом
На струганном, новом заборе.

Взревев, экскаватор застыл,
Раскрывши зубатый рот…
Во дворике женщина мыло
В усталые руки берёт.

Болтаются тряпки ребячьи
На восходящем ветру.
Сушатся сети рыбачьи -
Им за икрой по утру.

Сушатся сети. Латают
Их, гомоня, рыбаки.
В воздухе медленно тает
Запах горячей ухи.

Угли все ярче краснеют.
День переходит в ночь.
Моряк с подружкой своею
Уходит по берегу прочь.

Вот и стемнело. В хатах
Дружно зажглись огоньки.
И заскрипели цикады,
И закричали сверчки.

За освещённый стол
К ужину семьи сели.
Вот и еще день прошёл.
Скоро конец недели.

К картине неизвестногохудожника

Последний взмах. Аквамарин.
Зари лазоревой разводы.
Внизу - утихнувшие воды
Туманом дышащих равнин.

На тонких лодках - рыбаки
Скользят по зеркалу реки.

Темнеющего небосвода
Полёт невидимой руки,
Где звёзды-искры - далеки...
Легки блуждающие годы.

Дождик

а у нас тут - дождь за бортом
с откровенно открытым ртом
в альвеоловы стенки стучит
и по-своему, стихнув, молчит,
чтоб не знать ни часов, ни минут,
кликнуть в линию, слиться в жгут,
чтоб по-прежнему обжигал
из дамасской стали металл.
про меня не забудь, узрей,
что быть можно немного добрей,

откровенней во всех числах...
да поможет тебе Аллах!

Ты

В племени твоём не разбираюсь,
Узнавать узор из розок не учусь,
Только долькой палладина каюсь,
Что твоя мне не понятна грусть.

Мне милы услады минаретов,
И дворцов седые изразцы,
но люблю тебя я не за это:
Просто жизнь ты водишь под уздцы.

И она, как лошадь высших толков,
Чутко ушком пламенным прядёт.
Цокот её в закоулках гулких
На рассвете слышит звездочёт.

Нгуэло Почомба

Я встретил
Нгуэло Почомба:
Он чёрен был словно пещеры провал.
Он шёл мне навстречу и вдруг улыбнулся
Взметнув конголезской улыбки фиал.

Весною московскою сумерки вечера
В трепещущей смеси лазури с листвой
Мерцающим следом улыбки прочерчены
Случайного встречного, схожего с тьмой.

* * *
Вот и бог позабыл моё имя
И отныне ему невдомёк
Что сквозь веки глазами пустыми
Я лежу и гляжу в потолок

Что ж, увы! У куста без названья
В охлажденьи ноябрьских ночей
Тоже есть своя утлая тайна –
Шелестеть: я ничей, я ничей…
 

Лето в Москве

Живой ли, мёртвый человек
Лежит в тени дерев?
Глаза рукою он укрыл
Кулак в лоб уперев,

Он ноги длинные скрестил,
Недвижен как маяк.
Один, лежит в тени дерев
Неведомый чудак.

В его уме поёт ли мысль
Красива и проста?
Или качели коромысл
Качает пустота?..

Лежит в траве, среди листвы
Среди большой Москвы,
Лежит в тени дерев, забыв –
Он жив или не жив?

Город

Он разлинован и распунктирен
Сеткою улиц, каналов и волн.
Влагою снов вековых из градирен
Он истекает на каменный пол.

Он ещё дышит в удушье, и щурится,
В ветреном небе завидя звезду;
Он напрягает усталые щупальца,
Бурость бугров от усилия вздув.

Он - существо, а не город истории.
Он - окольцован и обречён:
Пенная мета по прихоти моря
Слижет подножия строгих колонн.

Он исчезает в пене забвения,
Он погружается в месиво лет:
Город, попавший под власть тяготения
Чёрной дыры, поглощающей свет.

Воды Земли, вторя слову пророчества,
Льда хрустали с тихим звоном сольют...
Крепче, чем Ночи моих одиночеств
Не спеленать им последний приют.

Море

Сильно пахнет апельсином,
Синим небом, ветром синим.
Нимбы солнечных высот,
Шум далёких голосов.

Гальки круглые накаты,
Кипень белая валов
Разворачивает клады
На ладони берегов.

Белая большая птица
Отправляется в полёт.
Чёрный глаз её косится
На плывущий пароход,

На нарядно разодетых
Пассажиров на борту,
На оправленное в лето
Горизонта паспарту.

Смесь тепла и влаги. Море
Кожей бликов лижет лак
Обнажённых тел, в задоре
Уплывающих за флаг.

Московские попугаи

Кормлю московских попугаев
С унылой кличкой "воробей";
(Иные к нам не прилетают,
Кичась в заокеанском рае
Раскрасной прелестью своей).

И, в прихотливости затей
Шутихами цветных путей
В китайной радости играя,
Нас нарочито презирают
И не считают за людей.

А быть могли б и чуть добрей.
Поскольку все мы - братьев стая.
И вскоре сгибнем. Ей-же ей!
Но мы ж себя не выбираем
В кошачьей нежности когтей.

Мяучит Тишина, сбирая
к себе на лов - шальных детей
Из под стрехи. В утехе дней.
Шуршит соломкою сарайной.
И шерудит - всё стервеней,
Как будто картою игральной...

* * *

Любовники, покойники -
Они на всё согласные
Хотя собой довольные -
Душа у них безгласная.

Одни лежат, в успении
Породнены с могилою,
Другие ж - в обомлении:
«-Ты милый!
- Нет, ты милая!»

А в небе оболочками
Отживших и любимых
Всё облачками с точками
Птиц, по ветру кружимых,

Летят и тают в воздухе
Весны, что недалече
Известия, причастия,
Пера, пушинки легче.

Лобзания, лобзания!
Кудели для плетения -
Дыхания с дыханием
Хотения с хотением.

Весна

Сегодня всё переменилось.
Снег у краёв дороги взмок
И почернел. Луной вкатилась
Весны тревога на порог -
Вчера, под вечер заявилась.
Я не впустить её не мог.

Весна - грустна. Опущены ресницы.
Печален облик. Запах талых вод.
Берёз намокшие страницы,
Тревожен близкий небосвод,
И ветер в древней плащанице
Легко над городом плывёт.

* * *

Это трубы дымят.
Это трубы дымят.
Это дымные трубы дымят.

Это губы дымят.
Это трубы трубят.
Это дымные трубные губы.
Это трубные дымные губы.

Бусы губ. Губы бус. Трубы губ.
Босогубые дымные трубы.
Трубы бродят в губах,
Губы бродят в дымах,
Губы дымные трубы находят,
Трубы дымные бусы выводят

На ночной небосклон, где склоняясь, звезда
В предрассветном тумане летит,
Где гудят провода, где плывут города,
Где трава под росою блестит.
 
DolgovДата: Среда, 27.11.2013, 18:45 | Сообщение # 9
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 266
Репутация: 0
Статус: Offline
участник №8

 * * *
 
Мне девочка в любви призналась,
я ощутил над нею власть.
Мешались в сердце власть и жалость,
отцовская любовь и страсть.
 
Чтоб с ней не согрешить невольно,
боясь коварного блуда,
той девочке я сделал больно -
я с ней расстался навсегда.
 
Но вновь она пошла в атаку,
я пожалел... поговорил...
Хозяин так любил собаку,
что по кусочкам хвост рубил.
 
 
* * *
 
Вот в этом дворике прошло чужое детство.
О, где ты дворик детства моего?
Я в жизни не забуду наше бегство
из Казахстана нового, того,
 
где русские в одно мгновенье стали
врагами подлыми. Их нечего терпеть!
На пустыре, где мы в футбол играли,
теперь кривая высится мечеть.
 
...Поправлю строчку и проверю знаки,
а может быть оставлю всё как есть...
В остывшем чайнике кипит, бушует накипь,
никак не может, бедная, осесть.
 
 
 
ИЗ «ЕВРОПЕЙСКОГО ЦИКЛА»
 
1.
 
Собор Парижской Богоматери,
представь, когда-то был цветной.
Теперь он цвета серой скатерти,
причём застиранной такой.
 
Грехов огромное количество
собор сумело закоптить,
но всё что может католичество -
его, как зубы, отбелить.
 
Народ безграмотен, как водится,
но нынче больше, чем вчера...
А синий цвет — цвет Богородицы,
а тёмно-бурый — цвет Петра...
 
Так истончается в истории
и к чёрту гаснет благодать!
Что за святые на фронтоне я
не мог без гида угадать.
 
Так на фиг мы достали фотики?
(Мелькают вспышки тут и там).
Ну, образец погасшей готики
мы развезём по городам.
 
Но цвета нет — и нету памяти,
и, может быть, я слишком груб -
Собор Парижской Богоматери -
разрекламированный труп.
 
26 авг. 13 г.,Париж
 
2.
 
Неподалёку от вокзала
стоит фигура Дон-Кихота.
Но и в Европе есть вандалы,
плебеи, панки, идиоты.
 
О, бедный рыцарь из Ламанчи,
как обошлись с тобой жестоко.
В руке оруженосца Санчи
всего лишь банка из-под сока.
 
А у тебя закрыты очи,
завязаны какой-то тряпкой.
Тут символ видеть не захочешь,
увидишь символ точный, яркий.
 
Душа и плоть Евросоюза,
душа пути не разбирает,
а плоть, точнее скажем — пузо
всё жрёт, и жрёт, и потребляет.
 
Спросил я гида, как обычно
хамя, а может быть стесняясь:
- Тут вроде ставить не логично?
Где Бельгия и кто Сервантес.
 
Но не загнал, как говорится,
своим вопросом гида в угол.
- Брюссель испанской был столицей.
Не знал? Ничё, заглянешь в Гугл.
 
Нам надо дальше продвигаться.
Водитель — немец, он уедет.
Итак, валоны и фламандцы,
король бельгийский лишь посредник.
 
Душа и плоть Евросоюза.
Душа пути не разбирает,
а плоть, точнее скажем — пузо
всё жрёт, и жрёт, и потребляет.
 
23 авг. 13 г., Брюссель
 
 
* * *
 
Когда я смысл жизни утрачу,
чтобы не пить лекарств,
я приезжаю на старую дачу -
лучшее из государств.
 
Над баней дымок притворяется тучей,
а туча похожа на дым.
Куст развалился уродливой кучей,
здоровый сорняк рядом с ним.
 
Убого, расхристанно... очень красиво,
и так по-имперски, как Рим.
И жизнь становится не невыносима,
я сам не невыносим.
 
Ломаю старый забор у сарая,
чтобы наделать дров.
Ада не надо, не надо рая,
и больше не надо слов.
 
 
* * *
 
Чтобы дойти до природы,
надо пройти над помойкой,
там, где сточные воды
граничат с бессмысленной стройкой.
 
Мимо шины, ботинка,
сломанного девайса...
Там будет одна тропинка,
иди и не сомневайся.
 
ЛЭПов бетонные шпажки
всажены в русское поле,
а в небе летают пташки,
а под ногами букашки.
Я сентиментальным стал что ли?
 
Видишь, идёт электричка?
Слышишь, звонит колокольня?
Будет сперва непривычно,
что больше тебе не больно.
 
Тёплое чувство свободы
радостной, истинной, стойкой...
Я прошёл над помойкой.
Я дошёл до природы.
 
 
ПАЛАТА НЕВРОЗОВ
 
Поэт, инженер и водила,
рабочий, придурок и дед.
В обед медсестра заходила
и громкой звала на обед.
 
У деда характер несносный,
родня положила в нервозный,
серьёзный отдел ПНД.
Мол, ты суетливее чёрта,
не дашь нам закончить ремонта,
квартиру продать и т. д.
 
Придурок, но без «дыр бул щыл»а,
«пе-пе» да «пе-пе» — утомило,
лепечет и ночью и днём.
Вот где футуризм реалисты,
вот где реализм футуристы,
а впрочем довольно о нём.
 
Рабочий судьбой покалечен,
сын умер и стало быть нечем
скрепить бездуховной семьи.
Жена позвонила на ужин,
сказала: - Ты дома не нужен,
и там в отделении спи.
 
Водилу водяра водила.
Врачиха с утра приходила,
сказала: - А ну-ка, дыхни.
Под капельницей на измене
больные: вдруг воздух по вене
пойдёт, а ему хоть бы хны.
 
Дошли мы и до инженера,
поможет ему только вера,
евангельский прямо сюжет.
Расслабленный. Вялое тело.
Психолог помочь не сумела.
И рядом Спасителя нет.
 
Соседи мои по палате,
я тоже ведь не в шоколаде,
и мне пострадать довелось.
Но всё ерундистика это,
и ты депрессировать брось,
отличный невроз для поэта,
когда он с народом не врозь.
 
Лечились до самых морозов,
и всё подходили к окну...
Как эта палата неврозов
похожа на нашу страну.
 
DolgovДата: Среда, 27.11.2013, 18:57 | Сообщение # 10
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 266
Репутация: 0
Статус: Offline
участник №9

***
Дома –коробки картонные;
Глаза –
овраги бездонные.
Попробуй-ка
здесь проживи!
Разум
сквозь призму сознания
Подскажет
нам цель мироздания;
Сомненья
куда ни взгляни.

Поступки.
Ошибки простительны.
Мораль.
Она столь относительна;
Всей
правды ты здесь не найдёшь…
Умы;
идеи столь яркие
Несут
надежды подарки нам.
Лишь
ветра попутного ждёшь.

Событья
в историю канули,
Остались
покрыты обманами.
Нет права
нам сбиться с пути!
Весна; и
жизнь начинается.
Мечты;
весь мир обновляется,
И новая
цель впереди…

***
Мы лишь
слуги отраженья
На
мгновенья долгих лет
Вечно
ищем вдохновенье:
Может,
его вовсе нет?

Под
размахом его власти
Вечно мы
бежим, куда?
Не
хватает больше страсти –
Потеряли
навсегда!

О,
святое вдохновенье,
Возврати
мне жизни цвет!
В чёрном
бархате забвенья
Может,  я найду ответ?

Может
наше поколенье
Скинет с
плеч тяжёлый гнет,
И придёт
освобожденье
На мгновенья
долгих лет…

***
Лица
прохожих…Вдруг в душу ворвался
Яркий,
чарующий, призрачный взгляд.
Кровь
взбудоражил…и в бездну умчался…
Нет и не
будет дороги назад!

Будто бы
крылья тот взгляд подарил мне
И
показал сей неведанный путь,
Вытканный
пылью побед и мечтаний…
Он
прошептал мне: «меня не забудь!»

Как же
забудешь? Ведь строчка за строчкой
Мысли
ложатся, не дав отдохнуть.
И
вдохновенье, смеясь и играя,
Ветром
весенним волнует мне грудь.

Вдруг
исчезает оно, не простившись, -
Лёгкого
платья подол вдалеке…
Где же
ты, взгляд мой, в сознанье застывший?
В лицах
прохожих живёшь налегке…

Не поэт.
Прости,
читатель! Не поэт
я. В
этом убеждаюсь снова.
Красивы
строки, смысла нет
Приветом
вьётся моё слово.

А мысли
кружат словно рой –
Им нет
спасенья на бумаге…
Попробуй
их поймай, открой
В моей
бессмысленной отваге.

За этот
краткий, вечный миг
Мы так
близки друг-другу стали.
Прости,
мой друг! – Я не поэт!
Эти
слова полны печали.
 
DolgovДата: Среда, 27.11.2013, 19:07 | Сообщение # 11
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 266
Репутация: 0
Статус: Offline
участник №10

Реквием Поэтам.

Они
многого чего-то не успели,
И, торопясь чего - то потеряли.
Невесты, мамы по ним отревели,
Недругов зависть и жадность сожрали.

Лучшие годы вдаль улетели,
На перепутье надолго застряли.
Детство и юность в дым отзвенели,
Нищета и старость остались.

И вот белые одежды одели,
Прошлое быстро замяли.
Остатки лет отлетели,
В калитке как-то застряли.

На погосте птицы запели,
Цветов полевых нарвали.
Поэта в церквушке отпели,
И вскоре забыли, как звали.

Поэты родятся, уходят,
Уносят с собой, о чём писали.
Пытаясь донести, и доносят,
И снятся им дальние дали.

Б. Окуджаве.

Арбат - ты гордость всей Москвы,
Арбат - мы все поклонники твои.
Арбат - мы здесь играли и росли,
Арбат и здесь судьбу свою нашли.

Здесь брэйк танцуют и поют - Арбат,
И домик Пушкина стоит - Арбат.
Контрастностей хоть отбавляй - Арбат,
Гостей встречай и провожай Арбат.

В.Высоцкому.

Куда девались письма?
Те, что народ адресовал тебе.
Остались только песни мысли
Разбросанные по стране.

На те, что посвящал Марине,
Была ответом - вечная любовь.
Той женщине - единственной и милой,
Ты не жалел красивых нежных слов.

Теперь нам не напишешь песен - мыслей,
Марине - не услышать слов любви,
Остался - прерванный полет над быстрой, чистой
И всплеск на середине жизненной реки.

Вокзал для двоих.

Мы прощались с тобой на перроне вокзала,
Под гудки паровозов и крики толпы.
Ты, прильнувши щекой, что-то тихо шептала,
А вокруг никого, словно мы здесь одни.

Быстро дни пролетели, настал час разлуки,
Поезд звякнул железом, тихо тронулся в путь.
И завыли метели, их холодные руки,
Уцепившись за рельсы, меня попытались вернуть.

Губы шепчут упрямо – Не забудь меня милый –
А слеза по щеке, как по сердцу ножом.
Образ твой за окном проплывает видением мимо,
Он остался во мне и в потоке людском.
 
DolgovДата: Среда, 27.11.2013, 20:49 | Сообщение # 12
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 266
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник №11

1.   Детство,ау!
Чем дальше
прыгаешь по головам и
чакрам
В направлении Нирваны

Тем отчетливей понимаешь,
Что даже приход Бодисатвы
с юга
Не заменит

Первого сеанса в кино
(какой-то венгерский
мультик
вместо первого урока)

В обнимку с не успевшим
похмелиться
сонным билетером
И сломанного автомата

Дающего двойную порцию
сиропа
всего за три копейки.
Но шаги Бодисатвы все
слышней

И остается только
прикрыть глаза,
Чтобы по ним полоснуло
бритвой
Не сразу.

Так важно успеть
подумать:
Детство, ау!
Я скоро буду,

Подожди еще немного.

2.   Лётчик
Куда пропал?
Да не было в живых
В. Вишневский
– Куда летим?
– Куда-нибудь туда,
Где смолкнет гром
Трескучих одиночеств,
что город заполняет
Навсегда…

Над полем ты чуть-чуть
К земле прижмись,
Чтоб рассмотреть,
Какие там ромашки.
Наверно, желтые…
– Смотри не заглядись…

– Над лесом
Поднимись наоборот,
Чтоб ясно чувствовать
Пьянящий запах хвои
Крапивы и, конечно,
зверобоя.
Да что с тобой?

– Сам черт не разберет.
Вот симпатичный
домик на холме,
И виден чей-то сад, за
ним – ворота,
И речка вытекает из
болота

– Летим… темнеет… очень
неохота
Вновь совершать посадку
при луне.

– Тот домик посетить я
был бы рад,
Хозяйку повидать, мы б
спели вместе…
Боюсь лишь, огорчит ее
известье,
Что умер я уж девять лун
назад…

– Летим…
– Летим. Навстречу тем
краям,
Где ведьмы между облаков
рыдают,
Где леший клюкву с анашой
мешает,
Где счет теряется ночам и
дням.

3.   Садко
Что я видел? Да что
угодно –
Сотни жутких тварей
подводных,
Водяных засохших над
златом,
Рыб паренье в безлунную
ночь,

И еще толстозадых
русалок,
Что насилуют мореходов
Утонувших, и с солнца
восходом
Уплывающих, булькая,
прочь.

Что так долго? Да сам не
знаю –
Спал на водорослях,
проклиная
Дикий шторм, что вмиг
долетает
Аж до самых укромных
глубин.

Этот сон мог бы быть и
вечным,
Если б мне не попался
навстречу
Старый карп, укусив за
предплечье,
Разбудил: Парень, ты не
один!

Что пришел? Посмотреть
захотелось,
Как на небо солнце
взлетело,
И такого ли облако цвета,
Каким кажется из-под
воды.

Я принес немного жемчужин
И еще осьминогов на ужин.
Открывай, я немного
простужен
И не дуйся из-за ерунды.

4.   В защиту колобка
Круглых дураков не
бывает!
Они скорее квадратные и с
заусенцами,
Которыми и цепляются при
встрече с тобой.

От этого создается
впечатление,
Что весь мир состоит из дураков.

А умные как мячики, тихо
прокатятся
Где-то по коридору и
завалятся в угол…
Пойди, разыщи и достань.

Вы скажете: а как же
Колобок?
Да перестаньте, парню
просто не повезло.

5.   Размышления у почты
В этом городе
есть угол,
Где в любви
тебе не клялся.
Даже два –
один у цирка,
Второй,
кажется, у почты.

Там я не
стоял убитый
И коварством
пораженный.
Там я не
кричал проклятья,
Не молил о
состраданьи.

Там всегда я
был спокоен:
Раз – у
цирка, два – у почты.
Был ли
третий? Это вряд ли.

Был у почты неприступен
Я не ждал
звонка, не грезил
О случайной
нашей встрече.

Был у цирка
апатичен
И
рассматривал медведя
Или, там,
слона, не помню…

В остальном –
да все как прежде.
Цирк уехал,
надоело
Дураком
стоять у почты,
Ковырять в
носу лорнетом.

Все брожу. Средь
улиц тесно,
Средь полей – одна простуда
От весны ли
запоздалой
Или это
просто сердце?
 
DolgovДата: Среда, 27.11.2013, 22:17 | Сообщение # 13
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 266
Репутация: 0
Статус: Offline
участник №12

У Родины моей свои мечты
У Родины моей свои мечты,
Победы и ошибки, и рассветы,
Свои поля, свои луга, цветы,
И ожиданье снежным утром лета,
У Родины моей свой вкус, свой мрак,
Свой преданный народ, своё рожденье,
Её порой нельзя понять никак,
Где черпает те силы с вдохновеньем,
И где берет она надежду вновь,
Смотря в глаза ветрам, идти дорогой,
И созидать, и верить, чтить любовь,
Беречь своих сынов, которых много,
Стоять вблизи угроз, вблизи зимы,
Стоять вблизи войны, не уставая,
И отдавать, беря порой взаймы,
Не падать, находясь опять у края...
У Родины моей своя душа,
Неповторимым светит бликом в мире,
Как будто бы ей дан последний шанс,
Не потерять от Юга - до Сибири
Свои большие площади земли,
Не разменять на грошики всё это,
И сколько не тонули корабли,
Она непотопляемая... Где-то
Опять идут бои, опять с утра
Чего-то неспокойно... Но Россия
Не даст себя в обиду, лишь ветра
Ей вновь со всех сторон добавят силы...
И Родина моя всегда одна,
Куда бы не бросала жизнь к пределу,
Я возвращаюсь, здесь есть тишина,
И маленькое собственное дело,
И дом, и те, кого ещё люблю
До умопомрачения, до крика,
Прошу хранить всех Родину мою,
Страну, судьба которой - стать великой!.. 

Уральский роман
Связала нас одной судьбой граница на Урале,
Что будем вместе мы с тобой, тогда еще не знали,
Но мы примчались на вокзал, как будто на причал,
И только ласковый Урал нас с теплотой встречал.
И любовались мы тогда, смотря ночной пейзаж,
И поняла я навсегда, что это город наш,
Что это наши берега, и вечно наши горы,
Не променять нам никогда Уральские просторы.
И стоя там, на берегу такой родной реки,
Ты мне сказал: «Я не смогу жить где-то без тоски,
По этой речке, по тебе, такой я человек,
И благодарен я судьбе, что вместе мы навек…»
И посмотрел тогда ты в небо, там птица счастья пролетала,
Но не узнал её и ты, а я её узнала.
Мне снились птица и Урал, и, снова было лето,
Но мне тогда ты прошептал лишь песню без ответа…
А я стояла, как сейчас, любуясь облаками,
И думала, тогда о нас, что будет завтра с нами?
Но мне ответила река, без облачных сомнений,
Что есть, как прежде, берега, а там бывают тени,
И шторм, и даже может штиль подняться, без сомнений,
Потом лишь превратиться в пыль, в мир мыслей и видений.
Тогда я только поняла, что жизнь-всегда река,
И не всегда важны слова, а только берега…
«Я берег правый той реки, что называется Урал,-
Живи без горя и тоски», - тогда ты прошептал,
Я левый берег, и живи ты вечно под луной,
И в жизни, как в реке плыви, а просто будь со мной!
А мы ушли тогда тропой Уральской тишины,
И вслед нам лишь шептал прибой, под свет ночной луны.
Все это было, как во сне, не знали мы с тобой,
Об этом главном в жизни дне – прощании с тоской,
Пройдёт еще немало лет, но будим вспоминать
Те дни, что оставляют след, но будим мы мечтать,
О счастье, что Урал-река подарит, вновь, кому-то
Но не забудем никогда мы яркие минуты…
А лунный свет и долгий день, и призрачный вагон,
Мы вспомним лишь речную тень, что грезилась, сквозь сон…
И будим мы благодарить тот город ярких встреч,
Что дал нам счастье вместе быть, свою любовь сберечь.

Журавли
Улетают, улетают,
Улетают журавли,
И невольно вспоминают
Красоту родной земли.

Улетают в бесконечность,
За леса и за поля,
Где уходит, словно в вечность,
Их родимая земля.

Осень тихо им диктует
Свод холодных, мрачных дней,
И своей красой чарует
Вдаль летящих журавлей.

Улетают, улетают 
Клином в тёплые края
Журавли... Они мечтают, 
Что полюбит их земля.

Та земля, что вечно будет 
Птицам солнечным приютом,
И порадует, как прежде, 
Красотой, теплом, уютом...

...Но свой край, родной и милый, 
Журавли не забывают,
И опять весной счастливой 
Снова к дому улетают,

Улетают, улетают, 
Улетают журавли,
Те, что ценят, любят, знают 
Красоту родной земли.

Где летит по небу белый 
И широкий, долгий клин,
Ночь внезапно превратится
В одинокий серый дым.

Подпоёт холодный ветер
Улетевшим журавлям,
Что, как прежде, на планете
Есть любимая земля.

Вы вернитесь, вы вернитесь, 
Долгим клином, журавли,
И нежданно удивитесь 
Красоте родной земли.

А Родина одна
На много вёрст раскинулась 
Огромная страна.
Так много есть прекрасных мест, 
А родина – одна.
У каждого, наверное, 
Есть скромный уголок,
Куда мы укрываемся 
От жизненных тревог,
Где, позабыв про долгую
Дневную суету,
Мы снова возвращаемся
В забытую мечту.
И в этот миг, наверное,
Нет ничего светлей,
Чем вспоминать про несколько
Счастливых прошлых дней.

Уральские узоры
Уральские горы, 
Как в зиму узоры,
Рисуют, сквозь мрак, в небесах,
Им хочется так же, как белые птицы,
Укрыться в небесных мечтах.
Бегут дороги в облака,
Лежат в горах одни снега,
Но для Урала холода,
И не печаль, и не беда,
Растает снег, оттает лёд,
Весна в наш край, опять, придёт,
И прочь уйдут в простор метели,
Вновь, в ожидании капели,
Родятся новые мечты,
В рассвет Уральской красоты.

Одинокий господин
Урал – огромные просторы,
Где ввысь уходят, c птицей, горы,
Через года, через века, 
Течёт огромная река,
И новый день меняет ночь,
Уходит солнце, снова, прочь,
А он такой уж много лет,
Его прекрасней в мире нет,
И Родина - всегда одна,
Как в сотни лет одна весна,
А он - Урал, всегда один,
Стоит, как гордый господин.

Родные для сердца края…
Родные, родные для сердца края,
Где вечно стремится лишь к свету земля,
Где день, словно кошка, крадётся в тот миг,
Где в небо уносится детский мой крик,
Где птицы летают в летних полях,
И снег лишь кружится в любимых краях,
Где, может быть, завтра, под сонным дождём,
Другою дорогой по жизни пойдём
И будет луна нам весь путь освещать,
Те дальние страны, где будем бывать,
Но, может быть, скоро мы вспомним о том,
Что в сердце остался край детства и дом…

Красота родного края
Летают в небе тёмном птицы,
Мечтают в детство возвратиться,
C красивой утренней зарей,
И любоваться вновь землёй,
Где птицы с песней родились,
Где их мечты во сне сбылись,
Природа - только красота,
А сны о детстве – лишь мечта…
Мечта о том, что где-то есть,
В краю родном, в родной Магнитке,
Красивых мест нам всех не счесть,
Не счесть и добрых лиц улыбки,
Летают в тёмном небе птицы,
В моря уходят корабли,
Но также важными остались,
Красоты преданной земли.

Город, который стремится в полёт...
Край, где все меньше бед и тревог,
Сквозь сны и ветер долгих дорог,
Где, от волненья, взглянув в небеса,
Смоет сомненья друга слеза,
Летним и знойным веет дождем,
Через заботы вперед мы идем…
С каждым стремительно ярким успехом,
Мир озаряется ласковым смехом.
Снова, беспечно, разбудит рассвет
На расстоянии преданных лет,
Манит своей неземной тишиной,
Через все волны и шумный прибой,
Смотрит на нас, как во сне, свысока,
Ловит надежду, гордо, река,
Только недолго молчит тишина,
Через мгновенье проснется волна,
А на волне тает мечта,
Шума земного и мглы суета,
Так же, как прежде, в надежде живет,
Город, который стремится в полет…
 
YolianaДата: Четверг, 28.11.2013, 19:41 | Сообщение # 14
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
участник 13

А за окнами льют дожди.
Осень, черт бы ее побрал.
Я уже выбиваюсь из сил.
Ладно, хорошо то, что Бог послал.
Я бы правда спасла тебя,
От проблем, от невзгод и боли.
Но сейчас взгляни на меня,
Я сама больна, плююсь кровью.
Ноги ноют, душа скрипит,
Ей все песни стали чужды.
В ней ребенок уснул и спит,
Закрывая глаза на все нужды.
А за окнами ветер шумит.
Осень, черт бы ее побрал.
Я продолжу идти из последних сил,
Лишь бы ты впереди меня ждал
***

Тот,кто у вас в животике,дышит
Маленьким тельцем лежа внутри вас;
И сердце матери слышит
Каждый звук,каждый шаг.
И когда он пошевельнётся,
Мама поймёт,
Какого это - ждать ребенка,
Когда замирает кровь.
И маленький вдруг очнётся от ясного света любви,
Почувствует малыш,словно,миллионным светом облит.
И ясный облик он примет
От материнской любви,
И сердце его не остынет.
И будет биться сильней.
Сердце матери слышит движение детского сердца.
Всегда,даже сквозь года.
Не зная рассветов и ясных ночей не отходит мать от кроватки,
Где маленький ангел живёт или спит,
В маленькой жёлтой рубашке.
И так проходят года,неизменно.
Сердце матери бьется всегда,
бьется,вместе в такт с детским.
***Не носи ей розы, она их пафос не любит.Не дари ей подарки, они запылятся на полке.
Лучше сделай ей сказку, она ведь ребенок.
Но не лги, ложь когда-нибудь мир угробит.

Не пиши на асфальте, не пиши ей стихов.
Это всё - лишь её компетенция и удел.
Если долго молчит, значит задел,
Не считает, что нужно слов.

И смотри за каждым её движеньем,
И следи за каждой её эмоцией.
Ведь она очень много чувствует,
Так не стань её главный ранением.
***
Мама,твои милые глаза излучают счастье;
Мама,ты мне всех родней;
Мама,ты самая прекрасная,
Твои морщинки светятся от счастья в этот праздничный день!
Спасибо,что родила меня,милая
Спасибо,что жизнь дала,
Я самая у тебя счастливая,
Дорогая моя.
Извени за всё былое
Всё ведь было-не грусти!
Твоя дочь найдёт тебе лучшего
В твоём старческом пути.
Ты-мой лучик солнышка,
Всегда поймёшь,
Всегда поддержишь
Ты-мой ясный свет в ночи.
Благодарю тебя,Мамуля,
Ещё долгих лет жизни тебе.
Ты распускайся ноябрьским цветочком
Не увядай и не болей.
Я желаю тебе самого лучшего
Просто в себя поверь!

***
Танюша,
Дни идут ,тебе 12
Ты всё так же мне мила,
С благодарностью пишу я,
Чтобы поздавить тебя!
что ещё тебе сказать,
Вроде,у тебя всё есть.
Хороший брат,
Друзей погорло
И мама лучше всех!
Но всё же,я произнесу тебе любя строки эти:
Будь всё так же весела,и красива,и умна
Не грусти по пустякам,
Будь,как лучик солнца.
Улыбайся всем подряд,
И дари всем людям радость
И счастливые глаза.
Будь добра ты к миру,
Не болей и веселее ты смотри на жизнь.
В неё,ты только что вступила,
Но и сложности-то есть;
Видишь,мир,как огромная трасса в пути,
В ней выживает сильнейший,
Но нам с тобой по пути ,
Не зря же мы с тобой ещё вместе!
Это всё,но помни,
Что я с тобой,я рядом,
Только позови,
И протяну,тебе,Милая,руку
В этом сложном пути.


Сообщение отредактировал Yoliana - Четверг, 28.11.2013, 19:45
 
defaultNickДата: Пятница, 06.12.2013, 16:25 | Сообщение # 15
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 14

О СЧАСТЬЕ


Сегодня оттепель внутри…
вчера – морозец…
Не забывай любить, старик, -
назло угрозе
жить с занавешенным окном
и… с паутиной…
Пусть за окном еще темно
и ломит спину…
Но рассветет… теплом согрет, -
начну сначала…
Там, где любовь, там смерти нет, -
есть путь к причалу/

ПЕРЕМЕНЫ

Голос тонкий, одинокий…
рваное межоблачье…
Ветер надувает щеки…
стылость – горло обручем…
И в кружении усталом
одинокого листа
ощущение провала –
жизнь весома, но… пуста…

Прошуршу, неспешно вызрев,
каблуком вминая грязь…
В голове – как будто выстрел:
жизнь идет и… удалась!

***
Зима ворует вдохновенье…
слова пустые на ветру –
как чье-то жалкое уменье
всегда поддакивать перу…
Молчу все чаще… За удачу
не пьется… дом уныло рыж…
Того гляди – опять заплачу
я в унисон с капелью крыш…

О СЕВЕРЕ

О севере нельзя с прохладцей…
Тепло разумно прячется под снегом
и стылость ветер выдувает в небо,
а нам не надо даже и стараться
жить в своем холоде без мысли,
что солнце не у нас, а где-то,
где не зима, а вечно лето
в высоком небе пледом виснет
и укрывает от ненастий:
от ветра, снега и метелей…

А в наши души… вмерзло счастье!
Ведь вы же этого хотели?

ВНУТРЕННИЙ ГОЛОС

Я сирота… Ни родины… Ни бога….
Устал просить не искушать судьбу…
Моя душа безрука и безнога
и злится часто, прикусив губу…
Пустых забот авоська…  Мысли голы…
Мечты в загоне… Дети на пайке…
А чтобы вдруг не допустить прокола,
сжимаю крепче совесть в кулаке…

Очнись,дружище… Родина в запое…
Не помогает колокольный звон…
Давай за власть – не… чокаясь и… стоя…
Прощай, насилие - корон… ворон… икон…


Сообщение отредактировал defaultNick - Пятница, 06.12.2013, 16:36
 
Форум » Архив форумов » Архив номинаций » Номинация " ПОЭЗИЯ" сезон 2013-2014 (размещайте тут стихи, выдвигаемые Вами на премию)
Страница 1 из 6123456»
Поиск: