Понедельник, 20.11.2017, 12:16
Приветствую Вас Гость | RSS

ЖИВАЯ ЛИТЕРАТУРА

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Архив форумов » Архив номинаций » Номинация "Переводы поэзии" сезон 2012-2013 (размещайте тут переводы, выдвигаемые Вами на премию)
Номинация "Переводы поэзии" сезон 2012-2013
stogarovДата: Четверг, 08.11.2012, 23:04 | Сообщение # 1
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Друзья, размещайте здесь переводы стихотворений, выдвигаемые вами на премию
(предварительно прочитав Правила на главной странице)
 
stogarovДата: Пятница, 09.11.2012, 15:41 | Сообщение # 2
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 1

Яцек КАЧМАРСКИЙ

Одноклассники


Расскажи мне, как там наши -
пишет мне Адам из Хайфы.
Время на галерах пашет,
никакого в этом кайфа.
Войтек крутит мягким местом
где-то в Швеции, в порнухе,
и приятное с полезным
совмещает, ходят слухи.

Кася с Хенриком в Канаде,
Сташек пьёт в нью-йоркских барах,
Яцек просит Христа ради
на парижских тротуарах.
А у Зоси с Лехом - дочка
и белья тяжёлый запах,
но их бренным оболочкам
тоже хочется на Запад.

Замуж выскочив со свистом,
Магда нежится в Париже.
Павла грохнули чекисты,
чтобы вёл себя потише.
Став врачом, везунчик Янек
счастлив необыкновенно.
Жаль, что брат его по пьяни
вскрыл себе однажды вены.

Марек парился на нарах
за отказ стрелять в рабочих.
Я по фотоснимкам старым
путешествую полночи.
Завтра Юлиуш, скучая,
позвонит мне из России -
мол, его на рюмку чая
к президенту пригласили.

В эмиграции, в больнице,
тот в гробу, а тот на зоне -
рок плевал в родные лица
без малейших церемоний.
Возмужали, постарели,
словно выцвели местами -
наша юность еле-еле
ковыляет вслед за нами.

Вместо мальчиков - папаши.
Вместо девочек - матроны.
Песня молодости нашей
станет маршем похоронным.
Не играя с жизнью в прятки,
мы в глаза ей смотрим смело.
Вроде всё у нас в порядке -
только разве в этом дело?

И идём мы, руки в брюки,
спрятав детскую улыбку
за железной маской скуки,
как последнюю улику.
Смерть стоит себе в воротах,
и всё тоньше нить сюжета,
словно мне знакомый кто-то
мяч пасует с того света.

Потому живи и помни,
что, куда бы ни приплыли,
мы везде пускаем корни,
даже в собственной могиле.
Да пребудет сила эта
в листьях солнечного сада,
чтоб несчастная планета
удержалась от распада.

с польского

Мартин СВЕТЛИЦКИЙ

Курение

Спрашивается, почему это некурящие
садятся без зазрения совести на места для курящих?
Почему хотят доминировать?
Почему вечно ходят в обиженных?

Моя маленькая подружка, сигарета.
Я провел с тобой больше времени, чем с кем-то другим.
Мы убиваем друг друга
с нежной привязанностью.

Спрашивается, почему это некурящие
не ценят нашего одиночества,
нашей безумной отваги, нашего
зноя, нашего пепла?

с польского

Геновефа Якубовская-Фиялковская

***
спал
с тобой

и с ней

словно сука
ты чуяла в постели
запах чужого пота

было
и прошло

спишь одна

с польского

Сергей Жадан

***
Ты держался за эти края, пацан,
за горячие эти пески,
где месяц с синим лицом мертвеца
гонит табун трески.

Но однажды ты понял, что готов
отчалить раз и навсегда
от выгоревших дотла берегов,
не оставляя следа.

Это вера несла тебя на руках
из глухой пустоты,
вербуя в черных ночных портах
ватаги таких, как ты.

И кочегары в липком дыму,
роняя блестящий пот,
крепко вгоняли в сладкую тьму
медленный пароход.

Там песни матросов к звездам плывут,
и с ними – песня твоя,
и, зеленым флагом отдав салют,
лежит Эфиопия.

Там бродит солнце в прибрежных лесах,
и светится океан,
и покоем наполнены голоса
всех растафариан.

Там небо вспыхивает костром,
и теплый сгорает мрак,
и выворачивает нутро
море в сухой овраг.

У каждого, кто попадает туда,
пусть дорога и не легка,
всегда будут хлеб, сахар, вода
и полный карман табака.

Поскольку смерть отпускает того,
кто заплатил по счетам,
кто в трюме железном плывет далеко,
навстречу горячим ветрам.

Поскольку кровь в каждом из нас
вращается без конца,
перекатываясь всякий раз
через наши сердца,

и каждое слово звонким песком
у горла стоит твоего,
чтобы ты мог своим языком
произнести его.

с украинского
 
stogarovДата: Понедельник, 19.11.2012, 01:06 | Сообщение # 3
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 2

с английского

ДЖОН КИТС


Глаз хризопраз, и лес волос, и шея
Фарфоровая, и тепло руки
Единство их рассудку вопреки
Тебя моложе делает, нежнее.

О, небеса! Какой здесь вид! Шалею.
Нельзя не восхититься, до тоски
Нельзя не озвереть - две-три строки
Я подарить потом тебе сумею.

Но как же ненасытен я с тобой:
Твоей улыбке не страшна остуда
Знак острого ума, любви святой;

Мне не страшны любые пересуды,
Мой слух распахнут настежь, Боже мой,
Твой голос я ловлю: ах, что за чудо!

Редьярд Киплинг

Небокоптитель


С первых дней, как ступил он на школьный порог,
Новичку, браня и грозя,
Велят поскорей заучить, как урок,
То, Чего Делать Нельзя.
Год за годом, с шести и до двадцати,
Надзирая любой его шаг,
Педагоги твердят, чтоб он вызубрил ряд
Вещей, Невозможных Никак.
(Средний пикт подобных запретов не знал,
Да, наверно, и знать не желал).

Для того-то - отнюдь не для пользы своей
Или даже пользы чужой -
Он томится от невыразимых вещей
Телом, умом и душой.
Хоть бы пикнул! Так нет же, доучившись в колледже,
Он пускается в свет, увозя
Высшее образованье - доскональное знанье
Того, Чего Делать Нельзя.
(Средний пикт был бы весьма удивлен,
Услыхав про такой закон).

По натуре - лентяй, по привычкам - старик,
Лишь к брюзжанью всегда готов,
Человека оценивать он привык
По расцветке его носков.
Что же странного в том, что он мыслит с трудом
И всему непривычному враг,
Если он абсолютно осведомлен
О Вещах, Невозможных Никак?
(Средний пикт потому-то ему и дает
Сотню очков вперед).


Эзра Паунд

COMRADERIE


"E tuttoque io a lacompaqia
di molti, quanto acta vista".

Порой я ощущал твоей щеки
Касанье, словно дуновенье Юга;
Казалось, что взывает вся округа
К весне в лугах и в роще близ реки.

Что ж, иногда рассудку вопреки
Вдруг прорастают волосы упруго
Сквозь ливень глаз, и входим мы друг в друга,
А воздух времени немеет вкруг руки.

А то по вечерам дождинки слез,
Дрожь каплевидна, и напрасной жертвой
Мой пульс несется, зная: чувство смертно
И пронеслось, как ветер розу нес.

с украинского

Васыль МАХНО

* * *

снег летит из последних веков
стража стынет у ржавых замков
и срубает те головы вражьи
и звезду ты кладёшь на язык
чтобы голос сгоревший возник
раз из горла не вымести сажу
в Рождество на дворе хоть умри
заблудились волхвы и цари
обходя и миры и постройки
на челе письмена на руке
на столе как свеча в молоке
божьих благ непонятные строки
кто вписал в сей святой циркуляр
этих самых отъявленных лярв
да пьянчуг пролетарского кодла
хоть и тянет ещё Мойра нить
но столетья хотят разломить
виден чёрный квадрат и осколок
линий ровных ряды голосов
кто просил там откинуть засов
снег сгребая в сплошные торосы
полстолетья лежит вверх лицом
в головах птиц разбуженных сонм
и два круга сливаются в 8
одиночество злого числа
медь осенняя в кожу вросла
письмена как иконы ослепли
или там ни шиша ни гроша
только дуля и «на хрен душа»
только птицы купаются в пепле
суета захлестнула страну
за столетье вменили вину
дар твой вымок увы в алкоголе
апокалипсис правилом стал
чтобы место никто не занял
обведи его циркулем что ли
 
stogarovДата: Понедельник, 17.12.2012, 13:49 | Сообщение # 4
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 3

с английского

Уильям Карлос Уильямс

Охотники в снегах


Вполне законченная картина.
зима
на заднем плане
обледеневшие горы
возвращение с охоты
вечереет
слева вышагивают крепкие охотники
со сворой гончих
вывеска трактира
распятый за вывороченные рога
и повисший на них
олень
перед вымерзшим постоялым двором безлюдно
лишь ветер раздувает языки пламени
мощного костра
над которым хлопочут женщины
кучкуясь
правее вдалеке под горой
фигурки катающихся на коньках
художник Брейгель
увлечённый всем этим
поместил на передний план
замерзший куст
чтобы завершить картину

Рассвет

Исступлённое щебетание птиц
металлическим звоном
заполняет пустое пространство неба - -
вколачивая в него краски
до самого края, - - вколачивая, вколачивая,
на подъёме, с ликованием, - -
смешивая в тёплые тона,
ускоряя метаморфозы, - -
прямо в него, совершенно ослепляя, как бы
размывая горизонт,
выкатывается тяжёлое солнце - - поднялось - -
мало-помалу над кромкой
объектов, - - закатилось в итоге
в перспективу - ! неуклюжее.
Устремлённые вверх песни-здравицы,
исполненные по полной программе,
утихают.


Пасторальное


Крохотные воробьи
бесхитростно снуют
по тротуару
звонко чирикают
споря о своём.
Мы – мудрее,
уходим в себя
иначе,
и никто не ведает
светло у нас на душе
или пакостно.
Между тем,
поступь старика,
который бредёт вдоль канавы,
подбирая на удобрение собачьи катышки,
не обращая на вас внимания, --
более грациозна,
чем архиепископа,
восходящего на свою кафедру
для воскресной проповеди.
Такие пустяки
безусловно изумляют.

Первая похвала

Словно лес неприступный в сумерках,
Чудо ты, моя Женщина.
Помню шелест, дорожку опавших с деревьев листьев,
Блеклых, жухлых средь поросли юной.
И лежим мы с тобой на рыжем лесном ковре,
Рядом – ты, моя Женщина.

Повелительница рек каменистых,
Только ты, моё чудо - Женщина.
Тысяча ручейков стекаются в тебе, как на ярмарку крестьяне;
Светлокожие, озверевшие от изоляции
Пихаясь руками, устремляются внутрь торговых рядов,
Восхваляя тебя, моя Женщина.

Чарльз Буковски

Покаяние


Мне капец
точно коту
удумай он залезть
в кровать

так жалко
супружницу

ей уготовано созерцать
неуклюжее
пастозное
тело
разок дёрнувшееся ну
может
ещё разок

«Хэнк!»

Хэнку по фиг.

я не пекусь о своей кончине
обидно за жену
оставленную
наедине
с кучей
дерьма.

пусть знает
пока
я все ночи напролёт
дрыхну
рядом

даже хилые
аргументы
были когда-то
убедительными

язык
не поворачивался
всю жизнь боялся
но сейчас
скажу:

люблю
тебя.
 
stogarovДата: Воскресенье, 27.01.2013, 10:52 | Сообщение # 5
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 4

с идиш

Ицик Мангер

СТАРИКИ


В синагоге старики в вечерний час
Хмурят лбы, качают бородами:
«Как недоучки, мы ищем Тебя годами,
Но Ты остаёшься тайной для нас».

Свечи оплывают, но ещё не угас
Свет святых букв на пожелтевших страницах,
И в темноте ещё заметнее на лицах
Тоска по милости и бедность без прикрас.

«Сказал один мудрец… Сказал другой…
Явился третий и махнул рукой:
"А может быть, совсем наоборот?"»

Качаются на стенах усталые тени. Огарок
Вот-вот дотеплится. Но пока что ярок
Над старыми книгами серебряный блеск бород.

БАЛЛАДА О ЗВЁЗДНОМ ОЖЕРЕЛЬЕ

Памяти Анны Марголин

О счастье печальном я спою
Песню вам, господа.
Она, как птица, парит и к нам
Не вернётся уже никогда.

В городе Яссы, прекрасном, большом,
Где тысяча синагог
(В книге старинной однажды сам
Я прочитать это смог),

Жил некто по имени Михеле Блат,
Праведный старый еврей.
Жил в городе Яссы реб Михеле Блат
С единственной дочкой своей.

Проходит год, за ним другой –
Бегут года вперёд.
Стройной, как сосенка на ветру,
Дочка его растёт.

И улыбнулся седой старик,
Когда весенний день
В дверь постучал и дочке вручил
Цветущую сирень.

И снова улыбнулся старик,
Когда вечерней порой
Красной калины дочке принёс
Летний день золотой.

Но когда постучался осенний день,
Вздрогнул Михеле Блат:
Юность уходит под шум дождя
И уже не придёт назад.

Проходит год, за ним другой –
Бегут года вперёд.
Стройной, как сосенка на ветру,
Дочка его растёт.

Но как-то белой ночью во сне
Ей довелось увидать:
Гонец рубаху из шёлка принёс
И положил на кровать.

Ранним утром поднялся старик:
Молитву читать пора,
А нитка звёзд висит за окном,
Как мелодия из серебра.

В рубахе из шёлка стоит его дочь,
В зеркало смотрит она,
К сердцу обе руки прижав,
Далека, незнакома, грустна.

День прошёл, и в синей ночи
Гонец явился опять.
Венец золотой он положил
Девушке на кровать.

Ранним утром поднялся старик:
Молитву читать пора,
А нитка звёзд висит за окном,
Как мелодия из серебра.

В рубахе из шёлка стоит его дочь,
В зеркало смотрит она,
Венец золотой на чёрных кудрях,
Далека, незнакома, грустна.

И сразу понял реб Михеле Блат,
Что сон забрал навсегда
Чудо, которое он любил.
Разорвал он одежды тогда

И поминальной молитвой почтил
Память дочки своей.
А день встаёт, и нитка звёзд
Становится всё бледней.

Босая, с венцом на голове,
В рубахе шёлковой дочь,
Далека, незнакома и грустна,
По снегу уходит прочь.

Мойше-Лейб Гальперн

ПОСЛЕДНЯЯ ПЕСНЯ


Если в Бога верить перестали,
Значит, и любовь ушла навеки.
Что теперь? Пойти в реке топиться
Или в лес повеситься на ветке.

А в реке не видно больше неба,
Пенья птиц в лесу не слышно боле.
Острый лемех и свирель пастушья
Навсегда оставлены на поле.

Вся земля в пустыню превратилась,
Не найти забытую дорогу.
Лишь один пророк сидит на камне,
Превращаясь в камень понемногу.


ПРОСТО ТАК

Ночью встает Мойше-Лейб как-то раз
Обдумать, что с миром творится сейчас.
Вот он задумался, глядя во тьму,
Но вдруг кто-то на ухо шепчет ему:
«Что ровно, то криво, и тысячи лет
Только на этом и держится свет».
Мойше соломинку спрятал в кулак
И улыбнулся.
Чему?
Просто так.

Мнет он соломинку. Тихо вокруг,
Снова о чем-то подумалось вдруг.
Мысли летят вереницей во тьму.
Опять кто-то на ухо шепчет ему:
Кривого, мол, нет, но и ровного нет,
И только на этом и держится свет.
Мойше соломинку спрятал в кулак
И улыбнулся.
Чему?
Просто так.

Джад Теллер

РУИНЫ


Плоские, тупые
Лица скал.
Как из больных ушей,
Струятся ручейки.
Здесь трава вылезает
Из-под обломков волн
И по ночам воют звёзды.
 
stogarovДата: Четверг, 07.02.2013, 00:55 | Сообщение # 6
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 5
 
с французского

Шарль Леконт де Лиль

Экклезиаст


Экклезиаст сказал: «Быть лучше псом живым,
Чем мертвым львом». Но наш тосклив удел всегдашний
Нам нужно есть и пить. Все остальное –  дым,
И день сегодняшний похож на день вчерашний.

А небо древнее простерлось перед ним,
И, устремив во мрак свой скорбный взгляд бесстрашный,
В молчании, один, стоял он недвижим,
От тьмы небытия в своей укрывшись башне.

Любимец солнца, царь, в чьем сердце дышит тьма,
Все в этом мире – ложь, и даже смерть сама.
Блажен, кто прыгнет в смерть с отвагою беспечной!

Но сумраком всегда полна душа моя,
И в жутком мареве бессмертья слышу я
Ужасный, долгий рык могучей жизни вечной.

Артюр Рембо

Голова фавна


В листве, где пятен золотых игра,
В листве, порывам ветерка покорной,
Где среди роз старинного ковра
Спит поцелуй на зелени узорной,

Пугливый фавн, раздвинув куст, впился
В цветок пунцовый белыми зубами;
В багряных отсветах стоит, кося,
И содрогается от смеха под ветвями.

Но миг, – и  в чаще скрылся он лесной,
А смех еще дрожит на ветках клена,
И летней рощи поцелуй златой
Опять уснул в листве завороженной.

Морис Метерлинк

Молитва

Как дни, о Господи, убоги!
Чем я могу утешить взор твой?
Травою сорной у дороги
И солнцем, стынущим над мертвой.

Взгляни на путь мой одинокий,
На черного  рассвета пламень
И славой окропи высокой
Моей души холодный камень.

Свой путь ты мне открой, о Боже,
Пусть вспыхнет свет в душе унылой,
Ведь грусть моих восторгов схожа
С травой, что подо льдом застыла.

Переводы псалмов

Псалом 23
                                                                     
Господняя земля и всяк на ней живущий,
Та, что основана на реках и морях!
Кто взыдет на гору, что создал
Всемогущий,
И место святости кто обретёт впотьмах?
 
Тот, чья рука чиста и сердце неповинно,
Кто лестью никогда не осквернил уста,
Кто только к Богу шёл скорбей дорогой
длинной,
Лишь тот узрит царя сквозь вечности
врата.
 
Лишь тот, кто те врата с усильем
распахнёт,
Тот милость Господа и Спаса обретёт.
 

Псалом 69      
                                                 
Да постыдятся все, враждующие всуе.
О, Господи, молю: «Спаси от них меня!»
Да возвратятся вспять все те, кто,
торжествуя,
Охотятся за мной, насмешливо дразня.
Возвеселятся пусть взыскующие Бога,
Кто тянется к нему, кто ежечасно с Ним.
Цветами радости их устлана дорога.
Все испытания рассеются, как дым.
А я, я нищ, убог, скитаюсь бледной
тенью.
Услышь мя, Господи! В Тебе моё спасенье.
 
stogarovДата: Четверг, 28.02.2013, 19:03 | Сообщение # 7
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 6

с итальянского

Дино Кампана

Шаги

С причалами порта
Играет вода –
Борт к борту
Качает суда.
От вечерней зари
У корабля горит
Красное око.
Уходит день.
Пьет тень
Шаг одинокий.
Ровно струится
Свет по пирсу.
С борта в город
С борта в город
Тянет голод
Ласк недолгих
Подруг.
В ночи
Одиноко
Стучит
Каблук.
Ты мне, вода,
Душу колышешь
Долей твоей.
(О, как дышат
груди морей!)
И ты, как я,
Молода.
Только, пожалуй,
Слишком чиста
Для меня.
И слепо, как я,
Бьешься в причалы,
Бьешься в борта.
Безжалостно око
– Кричи, не кричи –
Жадного рока
В ночи.
Уходит далёко
По пирсу разлук
Ночная душа –
Так одиноко
Мой каблук
Бьет шаг,
Бьет шаг.

Лодки на привязи

…………………………………..
Паруса, паруса, паруса
Ветер треплет и бьет над водою,
Наполняет печалью пустою
Паруса, паруса, паруса.

Ткут челны у причала вседневную зыбь,
Гасит скорбные вздохи волна,
В зыбком плеске волны, в зыбком мороке сна
Чуют боль, и жестокий последний разрыв
Паруса, паруса, паруса…

СОН В ТЕМНИЦЕ

В лиловой скрипке ночи слышу бронзово-смуглые песни. Комната бела и
койка бела. Комната бела, заполнена потоком голосов, что умирают в
ангельских колыбелях, ангельскими бронзовыми голосами полна белая
комната. Молчанье; лиловая ночь; в узорах белых решеток синь сонной
тишины. Думаю об Анике; сиротливые звезды над заснеженными горами;
пустынные белые улицы; белые мраморные церкви; на улицах поет Аника;
усмешка адского ока ее ведет, а она поет. Молится мой край среди гор.
Через ограду кладбища, за которым станция, смотрю на черный путь машин –
туда, сюда, в гору, пОд гору. Еще не ночь; чуткое молчанье огня;
глодают, глодают машины черное молчанье ночного пути. Поезд. Выпуская
пар, он подходит в молчанье и останавливается; пурпур поезда кусает
ночь; от ограды кладбища вижу красные глазницы, раздувающиеся в ночи;
затем все будто немеет от скрежета; Э т о  м н е  –  б е ж а т ь  ч е р е
з  о к н о?  М н е,  к о т о р ы й  в о з д е в а е т  р у к и  к  с в е
т у!! (проходя мимо меня, поезд глухо скрежещет, словно демон).

АНТОНИЯ ПОЦЦИ

ОКТЯБРЬ

Это мертвое лето падает –
бьется дождь ночами
о камни.

Догорают
костры угольщиков в горах,
тусклый блеск
в устье колодца простыл.

И увидит рассвет,
как последнее стадо
уйдет в луга:
кони, псы,
легкая пыль,
вздрагивающие хребты.

Пастуро, 30 сентября 1935

* * *

Оставленные в руках темноты,
вы, горы,
научите меня ожиданью:

на рассвете – церквами
встанут мои леса.
Запылаю – свеча над цветами осенними,
ошеломленная солнцем.
 
stogarovДата: Понедельник, 11.03.2013, 10:36 | Сообщение # 8
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
участник номер 7

с английского

Луи Макнис // Louis Macneice

Снег// Snow

Внезапно в комнате великолепье, в
разверстое окно
Метало снег,  и сказочные розы ему наперекор
Тихи,  согласны и несовместимы:
Мир неожиданней, чем мнится нам.

Мир безумней, значительно, чем мы
привыкли думать,
Непоправимо безчисленней. Я чищу и
делю на дольки
Мандарин, я сплевываю косточки и
чую
Опьяненье от невозможной разности
вещей.

И языки бурлящего огня на мир
клокочут
Веселей  и злей, чем ты предполагал
И на вкус, и на глаз, и на слух, и
на ощупь
ладони―
Что-то кроме стекла между снегом и
розой  есть в оконном
проёме.

Бокал для бренди // Brandy Glass

Дай это ощутить его рукам еще хотьраз―
Мгновенье удержать, словно бокал
для бренди
В пустой столовой сидя одному…
Из люстр снег пошел,
Сыплет крупно между графинами и
ножками столов,
Занес совсем проем вращающейся
двери.
Последний гость, как кукла,
Оставленная чревовещателем, уставившись
перед собой, молит:
«Дай это ощутить моим рукам еще
хоть раз».

Свет солнечный над садом // The Sunlight on the Garden

Свет солнечный над садом
Застыл, сойдя на нет,
Бегут, бегут мгновенья
Из золотых тенет,
Все сказано уже,
И умолять―не надо.

Летит свобода наша
К пределу своему;
Нам, покорившим землю,
Сонеты ни к чему.
И скоро, милый друг,
Нам не до танцев станет.

Привольно было в небе―
Лишь звук колоколов,
Теперь железо злое
Трубит в сто голосов:
Земли не избежать,
Мы гибнем, Клеопатра,

Не вымолив прощенья,
Застынув изнутри,
Но рады быть с тобою
Под небом грозовым,
И благодарны за
Свет солнечный над садом.

БениХасан // Beni Hasan

На Ниле до меня дошло: мой паспорт лжёт,
Седого мнит брюнетом зря. А
сверху,  с  бурого холма
Ряды гробниц, ряды бойниц все
смотрят, смотрят на меня,
Как зверя мертвого глаза из
вытекших давно глазниц,
Из клетки вечности, глаза,
глядящие поверх
Границ сегодняшнего дня, и
устремлённые туда
C прищуром каменного льва, где не
они мертвы, а я.

Уэлдон Киз // Weldon
Kees

1926

Мигнул фонарик над крыльцом,
Ноябрь, мертвую листву
Свалили в кучи, на ветру
Скрипят качели. В стороне
Играет  граммофон «Джа-да».

Восходит рыжая луна. Чуть
Различима,  мне видна судьба соседей,
И война, та, что еще не началась,
И Р. (потом  сойдет с ума), и Б. (его
Пятнадцать лет спустя зарежут в
Óмахе). Тогда

Я их совсем не знал.
Мой пес  скребется у дверей,
И я опять хочу туда, где только
что волшебный луч
Немых героев оживлял. И мне пока
двенадцать лет.
Мигнул фонарик над крыльцом.
 
ЕленаДата: Вторник, 05.11.2013, 00:59 | Сообщение # 9
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
стихи временно отсутствуют

Сообщение отредактировал Елена - Пятница, 08.11.2013, 22:20
 
DolgovДата: Среда, 26.02.2014, 20:19 | Сообщение # 10
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 266
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник №8

ДжорджГордон Байрон.
ПРОЩАЙ,ЛЮБИМЫЙ КРАЙ!
Прощай,
любимый берег мой,
Исчезнувший
вдали,
Прощай,
рокочущий прибой,
И
бриз ночной в тиши.
Вот
солнце за море ушло,
и
мы уйдем туда.
Прощаюсь
я с тобой, мой край,
Но
все ж не навсегда.
Спустя
лишь несколько часов
Родится
новый день.
Оставив
дом свой, я смотрю
На
синеву морей.
Мой
дом заброшен, одинок,
И
холоден очаг.
У
дома воет мой щенок,
В
саду растет сорняк.
С
тобой, мой друг, я вновь уйду
Наперекор
волнам.
Не
думая, что ждет вдали,
Куда
вернуться нам.
Вперед,
вперед! Зовет волна.
За
горизонтом - рай.
Привет,
пустыни и леса!
Любимый
край, прощай!
 
СУМЕРКИ
Это
тот час, когда из леса
Слышны
напевы соловья.
Это
тот час, когда нежнее
Звучат
влюбленных голоса.
Дыханье
ветра и ручей журчащий
Вмиг
станут музыкой манящей,
Цветы
росою окропятся,
На
небе звезды загорятся.
Волны
морской глубокий цвет,
Деревьев
темные аллеи.
Но
несмотря на темноту,
Всем
людям кажется светлее
Средь
сумерек на склоне дня,
Пока
не спустится луна.
 
Моядуша темна
В душе темно – о, звон струны
Я слышал, арфа зазвучала.
В движенье легких рук твоих,
Мой слух мелодия ласкала.
Надежда сердцу дорога,
Доколе музыка со мною.
В глазах твоих блестит слеза,
Спустилась ночь в божественном покое.
Глубоким вдохом жизнь мне подари.
Пусть ноты радости сильнее зазвучат.
Певец, мелодии волшебные твои
До слез больную душу бередят.
Свою печаль давно в себе ношу.
В бессонном и болезненном ненастье
Я обречен на горькую судьбу,
Но буду петь, и не сломаюсь в одночасье.
 
Одри Хепберн.
Завещание.
Чтоб
уста красотою сияли,
Говори
слова доброты.
Чтоб
глаза, словно солнце сияли
Заметь
лучшие в людях черты.
Чтобы
стройной фигура осталась,
Поделись
ты с голодным едой.
Чтобы
волосы гладкими стали,
Пусть
ребенок их путает твой.
Сохраняя
спокойствие, нужно,
Пусть
причина совсем не важна,
Просто
знанье  в себе обнаружить-
На
земле ты живешь не одна.
Люди!
В жизни все можно исправить.
Можно
все заменить, обновить…
Только
жизнь невозможно прибавить,
Если
вдруг обрывается нить.
Помни!
Если ты вдруг оступилась,
И
нужна тебе помощь сейчас,
Протяни
свою руку страдальцу,
И
подмога придет в тот же час.
Просто
с возрастом мы понимаем,
Для
чего дал Господь две руки.
Левой
сам ты себе помогаешь,
Правой
людям другим помоги!
Расскажи
это близкой подруге,
Или
просто знакомой своей.
Поддержи
ее в жизненной муке
В
знак любви и забот своей.

РобертБернс
Песнь девушки
На
прощанье поцелуй…
Долгий
путь по склонам гор…
С
ним уходит счастья миг.
И
грустит душа с тех пор.
Ветер
на крылах своих
Унесет
любовь мою,
И
не даст его сломить,
Ни
метелям, ни дождю.
Пожалей,
пушистый снег!
Не
терзай его в пути!
Мой
любимый человек,
Через
бури ты пройди!
И
когда сгустится ночь
И
закроет очи дня,
Безмятежно
ты уснешь.
Сон
хранит любовь моя.
Утром
с именем моим
Ты
проснешься на устах.
Ведь
душа твоя со мной,
Даже
если ты в горах!
 
 
NEVER  LET  YOU  GO
(перевод песни Димы Билана)
Низкий
свод облаков.
Нет
тяжелей оков.
Поцелуй
без любви.
Ты
душу мне не рви!
Страстный
взгляд без огня.
Это
не для тебя!
Так
сложилось в нашей судьбе,
Танцы
на разбитом стекле,
Я
мчусь к тебе.

Припев:
Только
ты не уходи!
Я
лишь тебя искал в пути.
Ты
- моя плоть, ты - моя кровь,
И
вечная любовь.
Только
ты не уходи!
Минуты
счастья впереди!
Ты
- моя жизнь, ты- моя страсть!
Любовь
в душе зажглась.
Нежных
слов мишура.
Нелепая
игра.
И
улыбка грустна,
И
музыка скучна.
Лишь
объятья твои,
Недопитый
бокал любви…
Так
сложилось в нашей судьбе,
Танцы
на разбитом стекле,
Я
мчусь к тебе!
 
Форум » Архив форумов » Архив номинаций » Номинация "Переводы поэзии" сезон 2012-2013 (размещайте тут переводы, выдвигаемые Вами на премию)
Страница 1 из 11
Поиск: