Воскресенье, 24.09.2017, 18:34
Приветствую Вас Гость | RSS

ЖИВАЯ ЛИТЕРАТУРА

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Форум » Архив форумов » Архив номинаций » Номинация "Поэзия" сезон 2012-2013 (размещайте тут стихи, выдвигаемые Вами на премию)
Номинация "Поэзия" сезон 2012-2013
stogarovДата: Четверг, 08.11.2012, 23:02 | Сообщение # 1
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Друзья, размещайте здесь стихотворения, выдвигаемые вами на премию
(предварительно прочитав Правила на главной странице)
 
stogarovДата: Пятница, 09.11.2012, 16:07 | Сообщение # 2
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 1


гроза

о как приятен звук
для стоптаного уха
мы молниям даём
людские имена
рождается в грозу
серебрянная муха
трещит больной асфальт
вздымая времена
скорей укрой глаза
прокуренным халатом
вкушая бой небес
и вой пустых авто
в нас входит тонкий свет
нас метит вечный атом
сиди не шевелись
поговорим потом

островок весны

по мёртвым городам
погибшего веселья
идём в последний раз
и тараканов мнём
я всё тебе отдал
и даже стон весенний
вливался песней в нас
последним стылым днём

калеки и бомжи
страдатели и суки
сожрали колбасы
красивой колесо...

была когда-то жизнь
без мути и разлуки
и островок весны
и томный сладкий сон

майская застенчивая

безоблачные дни
застенчивого мая.
придёт ли кто-нибудь
на праздники души?
пришёл бездомный пёс,
застенчиво хромая.
я дал ему воды,
печенья и лапши.
пришёл и старый друг,
застенчиво икая.
мы выпили по сто,
докушали лапшу...
и правда - в мае жизнь
хорошая такая!
......................
ещё чуть-чуть попью -
о счастье напишу

свистеть

свистите всегда
не взирая и для.
свистит паровоз
пассажиров блюдя
свистит пароход
в океан уходя
свистим вопреки
если незачем для

и чайник и мент
и футбольный судья.
свищу с удивленья
конечно и я.
свисти в свой свисток
не взирая на тишь.
о, как ты прекрасна
когда ты свистишь!
свисти призывая
пугливую дичь.
свисти просто так
что бы звука достичь!

свистит коростель
и свистит свиристель,
сурок и вещатель
последних вестей.
погаснет ли запад
зардеет восток -
берите губами
и дуйте в свисток.

свистят оголтело
по жизни друзья
свистят разгоняясь
свистят тормозя.
свистят когда спят
или время бежать....

ты свистни - тебя
не заставлю я ждать!


сто твоих имён


гнети меня гнети
зараза заводная
ети тебя ети
дающая Даная
зови меня зови
то шёпотом то криком
от ночи до зари
то Колей то Патриком
давай же мне давай
все страхи и печали
визжи и завывай
как будто мы в начале
конца пустых времён
где нега и истома..........

я сто твоих имён
ды шу последним стоном
 
stogarovДата: Воскресенье, 18.11.2012, 23:28 | Сообщение # 3
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 2

ОТЗВУК

Как острые листья осоки
впиваются, сталью звеня
Варлама Шаламова строки
однажды задели меня.
Мне нравились четкие фразы,
гармония мысли и чувств,
как будто бы льдинок алмазы
украсили выжженный куст.
Бывает такое свиданье,
что слушаешь стих, не дыша,
и мало душе любованья,
и вдруг прозревает душа.
Испуганный этим прозреньем,
запомнишь уже навсегда
деревьев скрипучее пенье,
алмазное звяканье льда.
И, может быть, позже узнаешь
причину подобной красы,
а все, что сейчас повторяешь,
лишь отзвук давнишней грозы.

* * *

Анне

Архитектура осени проста:
оголены распахнутые ветки,
и существо пожухлого листа
летит на землю, выживая редко.
Сырое небо метлами дерев
метет до новой зелени округа,
а мы, на милость поменявши гнев,
круглогодично влюблены друг в друга.
Когда и нас, отживших, понесет,
как листья, ветер страшного прощанья,
ты вспомнишь этот високосный год
и все его пустые обещанья.

* * *

46 мне исполнилось лет.
Я у моря встречаю рассвет.
Я проснулся один в Коктебеле,
для печали мне повода нет.
Море в гальку прибрежную бьет.
Море людям уснуть не дает.
Я в него завернусь с головою,
до чего молодой идиот!

КЛЕЙ

Жизнь с нас легко снимает стружку,
сводя отличия на-нет.
Поэт всё время клеит кружку,
разбитую в 16 лет.
Ему плевать, что бесполезна
вновь в обиходе эта вещь,
ему новьё неинтересно,
и облик родины зловещ.
В обед хлебает он окрошку,
таская ложку тяжело,
и вызывает «неотложку»,
поскольку сердце допекло.
Опять очков сломалась дужка…
Скажи, какой от жизни прок,
ведь с тщаньем склеенная кружка
никак не держит кипяток.
А мимо мчат автомобили.
Они как тараканы прут.
Но злит такое изобилье.
Характер у поэта крут.
И примотав очки тесьмою,
найдя старинный фолиант,
он плачет над судьбой чужою,
в чём тоже надобен талант.
Ночь снимет все противоречья.
Да только где желанный сон…
Опять природа человечья
строгать мешает в унисон.
Я мало в жизни разумею,
хотя отметил юбилей…
Где клей? Скорее дайте клею!
Всё может склеить только клей.

***

Пишут все сейчас про Стива Джобса,
как он пил, как ел, как славно ёбся,
как работал, как изобретал
новый неизвестный матерьял…
Сочинилось вроде «Эпплиады»,
как формировал свои отряды;
Стив придумал флешки и планшеты,
в общем, мало требуя за это;
чёрт его не смог мгновенно схрумкать,
и сам Бог подсказывал придумки…
Пишут вновь про рану и нирвану,
про изобретений панораму,
наконец, про страшную болезнь;
журналюгам глубже не залезть.
Кто бы, как ни жалил и ни скрёбся,
с уважением писал про Джобса;
мол, когда фамилия такая,
значит: жил, работе потакая.
Он – компьютерный моряк и плотник,
инженер, а попросту – работник.
Здесь не нужен барабан и бубен,
долго-долго Стива не забудем.
Был он человеком слова, долга;
не забудем Джобса долго-долго
 
stogarovДата: Среда, 21.11.2012, 17:44 | Сообщение # 4
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 3

* * *

Ну, что же делать - не о чем писать!
Весь мир до раздражения понятен.
В нем больше не осталось белых пятен -
Ни тайну вскрыть, ни надломить печать.

Мир словно вырезан из дерева ножом...
Зимою холодно, а летом - потеплее;
Мы осенью гуляем по аллее,
Весною пиво на пригорке пьем.

Он однороден - центр ли, верх ли, низ...
Не различить края и середину.
И Бог покинул древнюю машину,
Оставив тикать глупый механизм.


***


Господи, как мне хвалу воздать
За то, что Ты мне ничего не дал!
Господи, как мне легко терять
То, чего я не имел никогда!

Легко на сердце, в избытке сил,
Покой, порядок – ну словом, Рай!
Господи, что бы я не просил,
Мне ничего никогда не давай!

ДВЕРЬ В ЛЕТО

Александру «Лысому» Никитину

Теплота -
От кота
И от кошки.
Хоть и ходят они прямо в окошки,
А потом из тех окошек дует.
Но мороз не берет ни в какую.
Потому что, если кот или кошка
Над тобою поколдует немножко,
То как будто теплой шубой накинет.
Потому что знает жесты такие.
Потому что знает эдакие звуки,
От которых сразу греются руки,
От которых сразу греется сердце
И на сердце открывается дверца.
И тогда ныряет кот или кошка -
Прямо в эту дверь из нашего окошка.
И её не закрывает при этом,
А за дверью этой прячется лето...
Ветер дует,
А кошка колдует,
Но мороз не берет ни в какую.


ГОТИКА


Бедный-бедный Полидори
Тихо плакал в коридоре,
С пауками и клопами он делил большое горе.

Не о том скорбел бедняга,
Что ни родины, ни флага,
Что в стране бардак и правит ею злобная ватага.

Не о том точил он слёзы,
Что в морозы гибнут розы,
Что в озерах дохнет рыба, а в горах - козлы и козы.

Он грустил во цвете мая,
Почему, не понимая,
Байрон снова пишет вирши, а его не обнимает.

бессонница

Неполадки с головою –
В ней частенько кто-то воет.
В ней частенько кто-то стонет.
То ли волки, то ли кони...
Почему же кони воют?
Непорядки с головою!
 
NickolayДата: Среда, 28.11.2012, 15:47 | Сообщение # 5
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 4


Николай, сейчас нужно предоставить 5 стихотворений. Остальные потом, если будете включены в лонг-лист. Поэтому сократите число стихотворений до пяти, или мы сами оставим только первые пять.

Сказка о душе

Что такое душа? Мальчик маму спросил
Где её светлый дом? Кто её пробудил?
Разъяснить малышу не составит труда
Ведь недавно пришел он оттуда сюда
На планете Земля много разных людей
Кто-то дарит любовь, кто-то хитрый злодей
Если внешне взглянуть, построение одно
Почему же тогда отношение розно
Мальчик мило взглянул, беззаботно сказав:
"Потому что внутри у кого-то разлад”
Я шепнула ему: "Ты на верном пути”
А кто друг, а кто враг, ты спроси изнутри.
Ведь в груди у тебя белый шарик живет
Он отлично и верно распознает всех в ход
Ты послушай его, слейся с ним в унисон
И все недруги вмиг отойдут в страшный сон
Если честно живешь на планете своей
Даришь людям добро, любишь птиц и зверей,
То тот шарик в груди возрождает тепло
И растет, расцветает, набирает в ядро
Много качеств полезных и энергию света
Значит, будешь ты поднят на гребень планеты
Если ты недоволен, много лжешь и лукавишь
Всех людей ненавидишь и зверей обижаешь,
То тот шарик в груди постепенно чернеет
Затухает, слабеет, очень быстро хиреет
Отдает он энергию и становится пуст
И на дно его тянет тяжелый груз
Мальчик, молча, послушал
В его умных глазах появилась слеза
Он, подумав, сказал
Я отчетливо понял, что такое душа
Это тот самый ключик, что таится в сердцах
Направляет на вихри поступков и дел
Контролирует чувства и энергию тел.
Мы должны развиваться и ему помогать
Чтобы вверх нам подняться, чистым Разумом стать

Художнику

Поэтично, молчаливо окунул в родник учений
Мастер кисти и нюансов вызвал бурю восхищений
Дух живительный заложен в дар творцу тех провидений
И рука с печатью божьей окрыляет Суть творений

Бликов вихрь, прекрасных ликов лета
Тонких кружев, сотканных из света
В призрачную даль влекут, с внезапностью ракеты
В тихий стан души безмолвного поэта

Распахнул для нас божественные дали
Погрузил сознание в искание Грааля
Дал душе к святому духу прикоснуться
Матричной константе в мелодичные частоты окунуться

Слиться с Ним позволил в сладостном блаженстве
Воссоздал нам кистью облик совершенства
Преданно творил и созидал мазки лелея
Уникальный мастер с багажом Орфея

Растворитесь в ясных отблесках сердечной неги
Исцелитесь от неверия, оставьте страх на бреге
К истине плывите вслед за ним, творящим чудо
К вечному, к Создателю, к тому, кто с нами всюду

Людям

Я посылаю Вам частичку света
От всей Души шлю кванты доброты
И радужные, звонкие приветы
Дойдут до Вас с искринками любви

Не стоит нам делить внимание свыше
Не нужно агрессивность проявлять
Ведь каждый заполняет ту лишь нишу,
Которую нам должно занимать

И на Земле для всех найдется место
И сирым, и убогим нужно руку дать
А не казнить и не лишать насеста
Где им удобно и комфортно прозябать

А лучше выдернуть их из пучины страха
Помочь подняться и взрастить зерно Души
Воспрянуть, возродить огонь из праха
А не топить сознательно в глуши

И наши зрелые и праведные Души
Нацелим на заботу и посыл
Возвышенный, никто наш не заглушит
Мы будем помогать, что будет сил

Не стоит нам бороться за влияние
Не этого ждут Высшие от нас
Мы все достигнем семя понимания
И путы разногласия разрешатся в раз

Ведь значимость не главное на свете
А мериться, кто выше – это грех
Важнее искупать всех в Высшем Свете
Чтоб цельным стало имя – ЧЕЛОВЕК

Поучение

Тяжело нам прозябать в незнании
Открывать просторы не спешим
Скудных крох усталое сознание
Мы фильтруем из последних сил
Не даем прорваться нуворишам
Блокировки холим и молчим
Мы тогда, когда посылы свыше
Бьются в мозг наш из последних сил
Нужно волю дать таким творениям
Растворить преграды, навести мосты
Черпать и хватать нововведения
И расти все выше, создавать пласты
И когда низвергнем все оковы
Устремится ввысь наш чистый дух
Перестанем быть рабами слова
Мы научимся любить и думать вслух
Вот тогда нам станет жить светлее
И свобода принесет нам луч
И на сердце станет веселее
И блаженство выйдет из-за туч
Всем советуем открыть в себе познание
Направлять туда свой страстный пыл
Чтоб не грянуло внезапно наказание
Верно думать и учиться из последних сил

Тропа

Каждому ступать своей тропой
Робко, осторожно, избегая угасания
Взор направьте вдаль, закрученной тропой
Пробирается сквозь тлен усталое сознание

Оглянитесь, вслед стремительно спешит
Потаенное, живое, в просторечии,
Чудо - величается душой
Приближает к свету разум человечий

Гласно и встревожено гремит её струна
Призывая к росту крохи скудного сознания
Пробудись, раскройся и испей до дна
Чашу полную земного созерцания

Гармонично зажурчат, сольются в лад
Звуки, доминировав земное в вечное
Хроматизмы не нарушат грациозный ряд
Мощного сознания и стойкой Сути человечной

Отопри, не заточай в стальном плену
Из пробирки извлеки пути к познанию
Вялость и застой замкни внутри
Дав возможность ощутить душе метания

Трепетно волнуясь, отыскав и преступив рубеж
Даст зерно души живительные всходы
Покорив невзгоды, залатав в познании брешь
Виртуозно зазвучит величественная кода
 
stogarovДата: Воскресенье, 09.12.2012, 13:46 | Сообщение # 6
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 5

***

А женщина снимает ожерелье,
как яблоня, немного наклонясь -
округлых рук неспешное движенье,
округлых бусин нежность-завязь-связь.

А ветви бронзовеют от заката,
и свет скользит и падает как шёлк
с изгибов плеч, доверчиво-покатых,
и тишине в ладонях хорошо.

А яблони макушки наклонили,
как будто знают тяжесть наперёд -
как тянет вверх струна звенящей сини,
как тянет вниз налитый солнцем плод...


Цветочное

На пёстром цветочном базаре
петунии никнут в тени.
Зато "чорнобривцi" в ударе -
какое же лето без них...

Берёшь эти влажные комья
обнявшей рассаду земли...
Не сердцем, ладонями вспомнишь
что близятся жаркие дни.

А сердце ещё не привыкло,
и взрыву сверхновой листвы
не верит, как первому крику
младенца в руках медсестры.

Не верит в смешное занятье:
рыхлить, поливать и сажать...
Петуний примятые платья
от тёплого ветра дрожат.

***
Кончает год привычный цикл,
Всё пахнет ноябрём
Вот одинокий мотоцикл
Стоит под фонарём.

Он ждёт тоскливо седока,
Поджавши колесо,
Как в хокку третяя строка
У Мацуо Басё

***

Там сирень во всю ширь танцевала,
а акация только вошла...
Гром разбил в центре бального зала
небосвод голубого стекла.
Все кричали: на счастье, на счастье!
Будет праздник, любуйся, живи.

Клён раздаривал липкие сласти,
тёплый сок растворялся в крови,
и гроза развевала всё шире
колокольные юбки дождя...

Нам казалось: в согласье и в мире
станем жить с тобой с этого дня,
и, прожив так до смерти, воскреснем
на земле разнотравьем степным.

Станешь петь золотистую песню,
я тебе подпою голубым...


***


Там крокусы, солдатики весны,
Куда ни глянь - направо и налево
Под знаменем Английской королевы
Захватывают тишь полян лесных

Смотри, как много - чудо-хороши
Лиловый, жёлтый - все мундиры сразу,
А НьЮтон как-то раз весной решил
Загадку белых, столь приятных глазу:

Они белы не мёртвой белизной
Больничных стен и непреложных истин -
В них смешаны мороз и летний зной,
Земля и небо, запахи и листья...
 
Z@e4kaДата: Воскресенье, 16.12.2012, 16:45 | Сообщение # 7
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 6

Буду счастлива каждый день, что во мне…

Буду счастлива каждый день, что во мне
Ты находишься живым отраженьем меня.
Знаешь, явно где-то на какой-то стене
Боги нарисовали судьбу и строго хранят.

Поблагодарю обязательно каждый час,
Что на стене курсивом прописан «с ним».
Знаешь, чтобы костер никогда не погас,
Боги построили нам еще один Херувим.

Выплюю все, что осталось со времен,
Где я не находила ни грамма тепла.
Сколько было тяжелых бремен…
Сколько было суровых зим до тебя.

Частью тебя

Быть чем-то вроде твоего определения,
Забиться в самый угол тебя, не дышать…
Вереницей птиц коснуться твоего зрения,
Пообещать себе сначала не начинать.

Пронестись дождем косым бульварами,
Снова и снова оставлять следы на песке,
А когда парки только грезят тюльпанами,
Пройти жгучим солнцем в нотной строке.

Забиться в самый угол тебя, задохнуться…
Возродиться в тебе, стать частью тебя.
Уйти в этот наш сон, никогда не проснуться…
Уйти ото всех, но стать твоей частью тепла.

Я устала

Вкусный чай.
На закуску – булка с лимоном.
А в наушниках почему-то именно Моцарт.
Я устала
Дорожить нами с тобою.
Я устала
Учить азбуку Морзе.
Когда у других – одни вечеринки,
Когда у других – мартини в бокале,
У меня –
Машина, лужи, живые картинки
Окон в домашнем стационаре.
А на ужин – картошка с котлетой,
Перед носом – ящик кричащий.
Я устала
Все время ждать лета.
Я устала
Быть ненастоящей.
А когда-нибудь ведь
Куплю на поезд
Билет обо всем говорящий,
Сяду в купе
И поеду.
Я устала…
От всего окружающего.
чёрт! Да подари же мне крылья!
Ангел-Хранитель, что где-то на небе!
Я устала жить понедельником,
Но жалко погибнуть
Так не хотела бы…

Из июля

Клин журавлей улетает куда-то на юго-запад,
А листья желтеют и падают в унылые лужи.
Во мне из июля остался божественный запах,
Что манит теплом и нежностью голову кружит.
Во мне песней остался звук шуршанья соломы,
А роса под ногами – волной, что от мощи всплеска
Разлетелась, разбилась о камни. Знаешь, волны
Возвращаются в море от солнца яркого блеска.
Во мне из июля осталась частичка чего-то живого,
Что во мне как шторм в открытом море буянит.
Знаешь, родной мой, в тебе одно только слово
Из июля осталось. И то с цветами сейчас увядает…

Такое написать

Такое написать может только влюбленная женщина,
Закрывающая лицо свое плотно от истерик туманами,
Что с тоскою в глазах полжизни судьбою обвенчана,
И с мозгом, что тысячу лет как пропитан дурманами.

Она не обворожительна и совсем почти не особенна.
Ошибаешься. И даже не пахнет дорогими сигарами.
Не плачет она. Потому что боль ее намертво скована
Неосуществленными с тобой радужными планами.
 
stogarovДата: Вторник, 01.01.2013, 00:36 | Сообщение # 8
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 7

Поехать на дачу

Поехать, как всегда, на дачу
Дух яблонь в тишине вдыхать,
Меж двух берез гамак качать -
Отбросит сетка тень. А дальше,

Над ней застелят кроны синь -
И ветер прошумит, играя
Там, в вышине. В ветвях, вздыхая
И ерунду шепнув, вблизи
Уснет. По длинному стволу
Легонько белка, вниз сбегая,
Процокает. И нежный слух
Уловит шевеленье мая.

И жар летающих ветров
Представится воображенью
(Что выше речки и холмов),
Хранящих ангельское пенье;

Туманом воды залиты;
С утра волшебная прогулка
(Мечты, высокие мечты, простые белые цветы)
И козы в глубине проулка,

Пляж - сырость досок; и в песке
Шкетов десятка полуголых;
И гомон девушек веселых
С малиной сжатой в кулачке.

Танюше

1

По правде, много перенесть
Дает Господь своим любимым.
Да, ты права. Я пахну дымом,
Но - помню про Благую Весть.

Прощай, подружка дорогая.
А знаешь, горюшко мое,
Я слышу, время продвигая,
Скорбит все ближе воронье.

Судьба, как городская осень,
Нагнала на меня тоску.
А в деревнях уж сняли озимь.
... Чуму по божьему мирку

С погостов ветер раздувает.
... Вдаль птицы тянутся струей...
И крону ветер раздувает
Над перевернутой ступней...

2

Что ж, генеральная уборка
По всей земле произойдет.
Что ж, Таня! Смерть-то - мародерка -
Нас всех как липки обдерет.

Придя во храм, мы скажем: "Боже!
По капле в этих лампах есть.
Мы сами по себе не сможем:
Храни нас, как хранил до днесь!"

Из венка сонетов

***
Прозрачностью раздумий прилегла
К России Азия, прищурив очи,
И рассказала сказку, как могла,
И дожила до следующей ночи.
Луна, почистив небо как метла,
Стоит в углу. Вид тусклый, нерабочий.
Да, скифы мы. Да, нету ни кола,
Одна стрела и много многоточий...
И двоеточий нежные глаза,
И скобок рты на наших мониторах,
И по ковру бегущей мыши шорох.
И чистая мерцает бирюза,
Лелея грудь утеса-исполина
Под озорной напев "Москвы-Пекина".

***

Вид из окна, рассвет уж кони сбили...
Во! Тройка-Русь. Во, крошка Ру от Кенги
Как скачет! Скоро рейс прибудет в Чили!
Так как не вспомянуть тут про коленки
Кузнечика, с которым разлучили
Любого мальчика, что лопал гренки,
Пока хрустят, покуда не смягчили
Их хруста звуки, помокрев в тарелк...
Где ж это все? Между коленей женских
Поутекло. Слюбилось - не слюбилось.
Коленочки. Кузнечик, Ландыш, Ленский.
Где все? - Все там, откуда и явилось,
Откуда мир сверкнул, как зимних дней
Лед с башен. Братец Феб, щади коней.
 
АнатолийДата: Четверг, 10.01.2013, 14:16 | Сообщение # 9
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 8

Куст

Стоял - метла метлой, - облезлый, старый.
И вдруг воспрянул. И затрепетал.
Битком набитый перелетной стаей,
ночлежкой для неё, усталой, стал.

Оживший, как восточные игрушки,
покрытый шевелящейся листвой,
от самой нижней ветви до макушки
он был от удивленья сам не свой.

Внутри него ворочались, порхали,
менялись на уютные места.
Был вечер тот, наверно, эпохален
для темного сквозящего куста.

Приюта крест нечаян был и тяжек.
Но прутья не посмели, не смогли
стряхнуть его - и никли до земли,
покачивая млеющих бродяжек.

Без ропота, унынья и корысти
с обмякшей стаей плыли в темноту.
И мнились осовелому кусту
лиловые увесистые кисти.

Непогода

Моросящего дня кабала,
ни заката тебе, ни восхода.
Безупречною осень была -
бездорожье теперь, непогода...

Сквозняками ходи по Руси,
раздувай парусами карманы,
деревянные свечи гаси,
окуная в тоску и туманы.

Золотые лампады круши,
приближая к седому пределу.
В нашем небе не стало души,
потому-то и холодно телу.

Выметай этот лиственный сор,
отзвеневший осенней сусалью.
Обезболивай сонный простор
холодов обжигающей сталью.

И крутись и вертись допоздна -
и замри на пороге с разбега.
Разъясняется даль. Тишина.
Предвкушение первого снега.

Поэзия

Январь с его недобрыми богами
оконная оплакивала створка.
Пока богему нежили Багамы,
поэты прорастали на задворках.

Не надписи на банковском билете,
не ласки куршавельских содержанок, -
поэтов порождает лихолетье
и приступы обиды за державу.

Поэзия Сибирью прирастает
и Старым укрепляется Осколом.
На холоде тягучая, густая,
не колой запивается - рассолом.

Поэзия продукция изгнаний,
напитков алкогольных и солений...
Собою пересчитываю грани,
углы тугие с иглами Вселенной.

Свистят пурги распущенные плети,
звенят мороза бронзовые розги.
Заходятся немеряно в поэте
заплаканные дети и подростки.

На небосводе строки многоточий.
Уставилась галактика недобро.
Душа моя стихами кровоточит,
и ноют переломанные рёбра.

Трещит зима в берёзовых суставах.
Крещенская карга царит на свете.
Поэт озяб? Его согреет слава.
Лавровым одеялом. После смерти.

Валаам

Угрюмый остров Валаам
стегнул колокола.
Тоска с лазурью пополам
над явью потекла.

Над отчуждённостью камней,
над соснами, травой,
мускулатурою корней,
моею головой.

Густая, медленная медь
умела толковать
о том, что вечна только смерть,
которой наплевать

на всякий тут житейский сор
и мелкие дела.
Что есть лишь Ладога. Простор.
Покой. Колокола.

Кто это выдумал
В. Митрохину
Кто это выдумал? Осени долгой свечение
все еще теплится в рощицах и между строк.
Облака белого неуловимо влечение.
Неба вечернего тихий, неясный восторг.

Золотом соткано знамя над всеми высотками.
Воздух такой, что не выдохнуть имя без слез.
Кто этот ловкий, кто вырезал озеро с лодками,
сладил сусальный багет из осин и берез?

Кем это создано и на мгновение созвано –
к сонному берегу вечности, кромке веков?
Тянутся тени к востоку легко, неосознанно.
И продолжается в кронах возня сквозняков.
 
Валерий308Дата: Воскресенье, 20.01.2013, 13:06 | Сообщение # 10
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 9
***

Выпьем по кружке портвейна
Сырок со мной преломи
Закурим потом папироски
Забудем с тобой про часы
За окнами ночка глухая
По стенке ползёт таракан
Срывается капля из крана
Последняя  в полный стакан
Эх, боль же моя ты кручина
Эх, ночка ж моя ты тоска
Сегодня у нас грустный праздник
Грузчика и моряка
Налей же портвейн ещё в кружки
Пустую бутылку под стол
В тарелке скукожен огурчик
Пупырчатый он разносол
Скрипят,скрипят половицы
Иду за бутылкой другой
В Португалии не известны
Ингредиенты  такой
За окнами ночка глухая
Вьюга тоске подпевай
Срывается капля из крана
В стакане вода через край
Отложим проблемы на завтра
Забудем, что было вчера
Сегодня у нас грустный праздник
Грузчика и моряка.

***

Что не день, то всё беда
Куда не сунься – всюду клин
Бесшабашная душа
Горе мыкает один
горький пьяница
Что не утро, то тоска
Что не вечер – в лоскуты
Под рубахою – душа
Вот и всё, что нажил ты
горький пьяница
Притворялся другом друг
Прячет милая глаза
Хоть широк знакомых круг
Одинок средь них всегда
горький пьяница
Эх, его счастье скупое
С расплатой поздно или рано
Новый день встречать в запое
Печаль топя на дне стакана
горький пьяница
Наливая до краёв
Жил, да век свой коротал
Уж не видя берегов
Потихоньку догорал
горький пьяница.  

***

У меня нет ничего
Я свободен абсолютно
Независим от всего
От чего многим уютно
Сам решаю за себя
Ведь глаза мои открыты
Понукать мною нельзя
Покуда в сердце не забыты
Вольный ветер, даль дорог
Впереди ширь горизонта
Неба высь да пыль от ног
Позади печаль о чём-то
У меня нет ничего
Я свободен словно ветер
Не удержит барахло
Душу, что рвётся на север
Сам решаю за себя
Совершенно независим
Говори мне всё в глаза
Нету адреса для писем
Не навяжут ничего
Ведь глаза мои открыты
Не удержит барахло
Покуда в сердце не забыты
Вольный ветер, даль дорог
Впереди ширь горизонта
Неба высь,да пыль от ног
Позади печаль о чём-то.
 
znakomka9607Дата: Воскресенье, 20.01.2013, 17:56 | Сообщение # 11
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 10

О вечности...

... Затем зима. Посыплет мелкий снег,
под ним дома согнутся и затихнут,
и редкий свет, тайком в окно проникнув,
рассеется в бесцветной западне
молчащих стен. Повсюду будет стынь,
и только складки клетчатого пледа
найдут тепло, но там оно бесследно
уснет. И будут безголосы сны...
Исписанная старая тетрадь
останется закрытой... и забытой...
Сквозняк, случайно и слегка сердито
Перевернув листы, начнет читать,
и выйдет солнце, и растопит лед,
и он взметнется вверх клубами пара...
И каждой рифме вновь найдется пара –
ушей ли, глаз ли – это как свезет...

Графоманский синдром

Три тетради... две ручки... один карандаш...
Пять салфеток, обрывки рекламных газет...
Собираю попытки лексических краж,
Тех, что вряд ли когда-то увидят офсет...

Я играю в слова на бегу и во сне,
В переполненном транспорте и под зонтом,
Там, где сотни людей, где людей вовсе нет,
Там, где ты... уж прости, – графоманский синдром...

Зажигается ночь, и слова устают
По бумаге бежать – им пинка не поддашь,
И найдя неожиданный тихий приют,
Засыпает в руке непростой карандаш...

И слегка отпускает словарная сыпь,
Чтоб наутро опять на столе, под столом,
По углам, по карманам расхожей джинсы
Мне искать новизну в череде словоформ...

2012-2013

В последних днях ни света, ни тепла,
один туман из белых многоточий...
Часы спешат, и стала ночь короче,
но день не зажигается...
Зима
вплетает свой узор в норвежский шарф,
разбавив белизну холодным синим...
А за окном давно не видно линий,
и катится луны надбитый шар
туда, куда уходит всё и вся,
и, обретая новое начало,
спешит вернуться...
Вот и год, прощально
махнув метельчатым хвостом, – иссяк...
Еще чуть-чуть и навсегда уйдет,
и станет легче... станет невесомо...
Декабрь растает бесполезным словом,
когда январь шагнет на сонный лед...

Стирательное

Рассветный снег уляжется у ног,
свернувшись полукружием сугроба...
В прозрачном свете наивысшей пробы
дорога засверкает тишиной,
зазывно приглашая сделать шаг
в нетронутую свежесть ойкумены,
оставив первый след на снежно белом...
Пусть вьюжит полночь, небеса кроша
в холодное пространство – поутру
исчезнут прошлогодние приметы,
засыпанные... стертые... В ответ я
тебя, как наваждение, сотру...

Несочетаемость

Я сочетаю мелки и квадратики,
черное с белым, и белое с радостью,
что хорошо сочетается, кстати,
лучше, чем черное с однообразностью...
Я сочетаю улыбчивость с нормами,
письма тебе с повседневными планами,
только с тобой сочетаться нескоро мне,
а без тебя сочетания странные,
рваные лезут в окошко по осени –
желтое с чем-то туманно-расплывчатым,
серое с капельным... Мысли разбросаны,
и сочетаю всё больше придирчивость
с белым и черным, и с буквами едкими
так, что рождается вздор нечитаемый...
Стали квадратики – мелкими клетками...
Здесь начинается несочетаемость...
 
ГалинаДата: Понедельник, 21.01.2013, 15:07 | Сообщение # 12
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 11

***
Волнуется заветное число,
Что датой обозначено в билете.
Гнетет дорожной сумки ремесло
Перрон вокзальный нынче на рассвете,
Колесиками начертает штрих,
Черпнув с лихвой дорожной акварели.
Пересекает в вечности на миг
Вагон плацкартный судеб параллели.
Беседы, байки. Полусонный люд
Снует под аромат дорожной снеди.
И станций дух морозный выдают
Мне порционно новые соседи.
Звон и бряцанье ложечки в края
Стакана, в тряске сонной, безмятежно.
И, опуская полог бытия,
Баюкает ночь поезд центробежный.
Кроссворду я шараду предпочту
В мелькании полустанков и вокзалов.
Не вечен путь.
Стремлюсь я в широту
Напевов ветров северных хоралов.
Снежок искрит, да щиплется мороз, да
Упрямый иней вздыбился ершисто.
Блестит, мерцая яркая  звезда,
Луны топаз в кудрях сосны пушистой.
Сполохов переливами встречай!
Шагну в снега твоей полярной ночи –
Мне чайник суеты заварит чай
Животворящий. Я скучала.  Очень!
***
Мокрогубая осень на флейте
промозглых ветров
От играла, зонты вырывая, по
лицам  скользя.
Освежая фасады, деревья и лужи
дворов.
И остаться пыталась вразрез
всевозможным «нельзя».
Опрокинуло небо дроблёнку из снежной  крупы
На дыханье студено-бесстрастное
зимнего ветра.
Мое небо затянуто мраком
вопросов, увы.
Коль над ними взлечу – непременно
найдутся  ответы.
Переливы сполохов ликуют – без
туч Небеса!
И в сугробы зима уронила
беспомощно Цельсий.
Но заря над заливом вздымает
надежд паруса.
И стучит мне сквозь вьюги
«морзянка» капели: «Надейся».

***
За сопочной грядой и морем свет
Осенний и закатный, нежен больно.
Заря вечерняя, с тобой мы тет-а-тет.
Так трепетно, светло и сладко-больно.
Звучанье флейты ветра слышно чуть,
И вечер, в небо рассыпая звезды,
Всех ярче обозначит Млечный путь –
Обетованные Вселенной версты.
С Луной растущей, юной вот поспорь -
Вдруг подмигнет: «Беспочвенны печали».
И хочется ей возразить: «Позволь»,
Да только вот душа не позволяет.
Быть может от того, что эта соль
Элегии души моей, покорна
Лиричности особой ноты соль,
Когда она в закате так минорна.
***
ЖулайТ. Ю.
Заслуженному учителю РФ

Ах, зеленогрудая синичка,
Юркий, непоседливый комочек.
Вольная и ветреная птичка,
Узница силков из этих строчек.
Любопытно так в мое окошко
Заглянула нынче от чего же?
Нет в кормушке сала, хлебных крошек,
Нет кормушки.
В прошлом это,
в прошлом.
Может стариной тряхнуть мне стоит?
Общепит для птиц наладить просто.
Душу это мне не успокоит,
Но к обеду соберутся гости.
И синичье братство защебечет –
Шансов больше выжить в стужу,  в заметь.
Посмотрю, и вдруг мне станет легче
В светлый день, о Вас хранящий память.

***
На полотне небесной акварели
Штрихами веток Ивушки нагой,
Написана картина  для апреля
У октября в студеной мастерской.
Бездумно и наивно, простодушно,
Поверила обманному теплу -
Набухли почки. А с утра натужно
Выл ветер,  зябко шаря по стволу.
Берёзка Иву обнимает нежно
И слез на голых ветках не тая,
Пеняет: «Что ж ты? Осень неизбежна,
Доверчивая, бедная моя».
Не сладко зимовать-то ей придётся.
Ну, дай-то Бог, пойдёт наука впрок.
Снежка б побольше, вдруг да обойдётся…
Быть может,  даже выучит урок…


Сообщение отредактировал Галина - Воскресенье, 10.02.2013, 07:58
 
stogarovДата: Пятница, 25.01.2013, 17:35 | Сообщение # 13
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 12

***

Но знай, что я тебя люблю,
Как люди любят незабудки
И древних летописей буквы,
Как дети – праздничный салют,
Как яблоневые облака –
Последние недели мая…
Так ловит девочка немая
Луч солнца в дырочку листка.

***

Поглаживать по улицам Москву,
Чтоб май, аллеи яблоневых бантов...
Я здесь живу, я точно здесь живу
Назло нелепой воле оккупантов,

Которые выдавливают прочь,
В Париж, в Монтрё, в Тулузу, в Бостон.
Но мы живые, нас не растолочь.
По крайней мере, не так просто.

***

Серо-бело-голубая ангорка
Над городом.
Пахнет декабрь апельсиновой коркой.
Распорота
Вышитая подушка. Сыплется пух
Снов медленно.
Из тёмного кубка пьёт синий петух-
Из медного.
Склёвывает бисер, гранатинки звёзд,
Жемчужинки.
Чистит. В помощь ему - снегирь и клёст -
Труженики.

Ночи Полины 
I

Ирисы-паутинки,
И водосбор лиловый,
Тюльпаны – белый с бордовым -
У моего изголовья.

Это час увяданья.
Это полоской узкой
Серп молодой андалузский
Восходит над тополями.

Это колосьев братство.
Сноп золотистый скошен.
Самой бесшумной из кошек
С тополя ночь соскочит.

II
На небесные горы
Катят
Возок с бочонком,
Полным пчелиного воска,
Прозрачные лошадёнки.

(Штрих для твоей прически.)

Всё для моей девчонки!

III
Ночи прозрачно сини.
Это твой цвет, Полина!
 
stogarovДата: Воскресенье, 10.02.2013, 15:08 | Сообщение # 14
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 212
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 13

* * *

Особливо под осень
Случай просит на чай.
За плечо перебросим
Эту птичью печаль;

Чайке — рыбная ловля,
Нам — во славу игры —
На бесславье бессловья
Свистнуть раком с горы

Что-то очень простое,
Вроде “видныя зги”.
Глянь — дождей с перестоя
Дождались четверги;

Как распаянный чайник,
Протекли небеса,
Шепотком обещаний
Орошая леса.

Краткий грохот безмолвья
Краше тонкой бубни.
В перескоках по кровлям
Обновляются дни,

Нежно-устричным утром
Утопая главой
В перелив перламутра
Над отжившей листвой.

* * *
Отмечены затменьем,
Застыли на мели
Созвездия в смятеньи
Над бирюзой Земли —

Так, словно на откосе
Взирает человек
На осенивший осень
Внезапный первый снег.

Посетуешь едва ли
(Покуда — на Земле)
На зоркость Зазеркалий,
Мерцающих во мгле,

На елей параллели
В аллее без конца,
На два лица в прицеле
Столетия-стрельца.

Ни отзвука, ни звона.
И взору не слеза
Мешает. Изумленно
Распахнуты глаза —

Так неусердный в вере
Очутится в раю
У вечности в преддверьи,
У века — на краю

* * *

Зима зализывает лужи.
Предновогодняя земля
Простужена. Пространство уже,
И небо ниже. У нуля
Предтечи — единица, двойка,
Возможно — тройка. До весны —
Три месяца. Зато ясны,
Как капля — дни, и свежей слойкой
И елкой пахнут вечера,
И в кухнях — сухость и жара,
И в ожидании везенья —
Быть может, счастья — торжество
И неизбежность Воскресенья,
Зане рожденье — Рождество.

***

Я полон Временем, как дом
                                      напротив,
И холодом, как ледяной водой
Колодец с воротом на повороте
Дороги. Вечер полнится звездой,
Апрель – простудой, светом,
                                 
ожиданьем; 
Надеждой новой – месяц молодой,
И явно вне меня воспоминанья
Вскипают, словно в каше пузыри,
И лопаются прямо в мирозданье.
Очаг растоплен, каша не горит,
И разум не кипит – на том
спасибо.
Крючок, как ни остёр, оставит
                                                
рыбу   
Немой – и мимо немо семенят
Я – сквозь пространство,
                Время – сквозь меня.

                 ***
 
Гоняло лето пляску пыли.
Вела зима свои кадрили.
Текла река на край земли.
На берегу мы жили-были,
Не берегли, кого любили,
Что не имели – берегли.
 
Не зная броду, лезли в воду.
Слагали семьи без урода.
Хозяйки звали нас к столу,
А после – к ложу. Год от года
Баюкала нас непогода
Поскоком капель по стеклу.
Душа и плоть слагались в тело.
А, если седина блестела
По вороному серебром,
Отцов перерастали дети.
Смерть приходила на рассвете,
Во сне, как за своим добром –
 
И не пугала. Так вязалась
В единый узел жизнь – казалось,
Остановившись на мели,
Когда мы попросту не ели,
Не пили – ибо просмотрели
Момент отрыва от Земли.
 
AnigmaДата: Пятница, 22.02.2013, 01:55 | Сообщение # 15
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Участник номер 14

Воробышек Пиаф

Остры свинцово-золотые дни,
Дни розовые гибнут от меча их.
И павший лист меня с землей роднит,
И ветер клонит к ней в своей печали.
Бегу от мертвой тишины стремглав,
И как спасенье от нее, мой плеер...
Я слушаю слова Эдит Пиаф*
О жизни в свете розовом** и вере.

Воробышек двора и кабаре,
Влюбленный в фонари бульварных статуй!
За голос твой готов был умереть
Париж и целый мир, и век двадцатый!
Один за всех и все за одного!
Но времена меняются. Сегодня
Иной закон блюдется большинством
И мною принят он - закон народный:
Сам за себя, а значит, против всех.
И каждый размышляет, как бы выжить...
Воробышек, молчишь. Где прежний смех?
Ведь улетели ласточки, не ты же.
Снимаю плеер и затем очки,
Чьи розовые стеклышки служили
Защитой от непрошеной тоски.
Таким очкам цена лишь медный шиллинг.
Таким очкам цена - опавший лист.
Но даже он для солнца что-то значит.
И скажет: "Плачет небо" пейзажист, 
И согласится с ним любой незрячий.

Стекают слезы с веток тополей, 
Каштанов, кленов и деревьев прочих...
Цвет розовый становится темней.
Все больше дни напоминают ночи.
Как перед заключительным аккорд,
Дана свинцово-золотая зрелость.
А молодость отныне далеко,
Где розовые краски не приелись.

* Пиаф на парижском арго значит "воробышек". Эдит Пиаф - французская певица и актриса (19 декабря 1915, Париж - 10 октября 1963, Грас).
** La Vie en rose ("Жизнь в розовом цвете") - песня, с 1946 года ставшая визитной карточкой Эдит Пиаф.


Превращение

- Мне стать, словно чайный сервиз,
Стеклянной? - я чуть балагурю. -
Из глины, из дерева, из...
Нет, я не хотела бы шкурой
Такой обладать, - а по коже
Мороз, от которого сплин. -
Я, зеркало, чем-то похожа
Скорее на камень руин.

В четырех стенах

Богатая книгами только
Унылая келья моя,
В окошко заглянет с востока
Лишь утренний солнца маяк,
Заглянет на миг и погаснет -
Останется память о нем
И будет единственной басней
Подкармливать после тайком.
Я ей не поверю, конечно.
Ей сказки одни сочинять.
Есть келья и вечера вечность,
Но нет здесь ни утра, ни дня.
Есть тени, как ворона крылья,
И книжные мудрости - есть,
Покрытые мертвенной пылью.
А жизни давно уже здесь
Нет.

Ненастье


Вспышкою поровну делится
Небо на темень и свет,
Надвое черного деревца
С треском ломается ветвь.

Ливень и хляби небесные.
Ржавая медь налицо.
Осень, дешевый и плесенный
Запах твой, словно винцо.

Мечта


лететь
горящей кометой с хвостом волос
бежать
медведицей лунной к созвездьям рек
грустить
о чувстве которое не сбылось
и течь
росой на рассвете вечерних век
как страсть
которой излиться бы через край
и смерть
которой выкашивать трын-траву
как свет
которому сеять лучи добра
и жизнь
которой любуюсь но не живу
 
Форум » Архив форумов » Архив номинаций » Номинация "Поэзия" сезон 2012-2013 (размещайте тут стихи, выдвигаемые Вами на премию)
Страница 1 из 212»
Поиск: